Содержание страницы:

 

Лев ИГОШЕВ "В СТОРОНКУ ОТОЙТИ"

 

Ходов А. "Иcтинные ценности русского народа"

 

Полли Тойнби "АМЕРИКАНСКАЯ МЕЧТА СБЫЛАСЬ"

 

 

 

В СТОРОНКУ ОТОЙТИ

Больная тема

Минкинское нахальство, возбухшее к 22 июня в пресловутом «МК», продолжает подвергаться отлупу. Ещё бы! С одной стороны, такое нахальство отлупа и заслуживает. С другой - уж больно хорошо он подставился - так и тянет вмазать. И тогда, когда он несет о потерях 20:1 не в 41-м, а в 44-м году - дескать, из-за того, что города старались к дате взять. (Какой город в 1944-м к дате-то взяли? И, главное, где это там такие потери были?) И тогда, когда он сравнивает ОБЩИЕ потери СССР с БОЕВЫМИ потерями только НЕМЦЕВ (хотя с нами, как известно, не только немцы воевали). И то, что по его бредовелле некий немец сожалеет, что не сумели они создать для русских режим бОльшей свободы, нежели сталинский (Гитлер совсем об ином в отношении русских людей думал - и на эту тему документов - не перечесть). И т. д., и т. п.

Так что понятно, что «Дуэль», N 34 выдала ему по полной наркомовской. Но вот, боюсь, в сей понятной и похвальной свалке кое-что было упущено. И прежде всего - возможность разглядеть типичный ход демковой мысли. А. Свободин слишком легко решил вопрос: это, дескать, «либидА», точнее, определённые завихрения в области известных вожделений. Возможно, что-то такое и есть. Но интересно другое: насколько всё дислогично и как эта дислогичность проявляется.

Ну вот провожу я эксперимент (конечно, зажав нос и на пустой желудок - чтобы закуской не похвалиться) - пробую встать на точку зрения (КОЧКУ зрения) Минкина. Ну, пусть Сталин - живодёр, змий, аспид и крокодил одновременно. Ну, пусть тьма народу погибла зазря. Ну, пусть единственный свет в окошке - это так называемая демократия. Хорошо. Но вот когда Минкин говорит: пусть бы немцы победили нас, и мы бы (даже и вкупе со всей прочей Европой - но зато без Сталина) за пять лет развалили партизанской войной и всем таким-этаким тысячелетний рейх... Это уже, как говорит мой знакомый, «герой финского эпоса Невменяйнен».

Дело даже не в том, что на такой войне мы потеряли бы много больше (ещё неизвестно, насколько она была бы успешна даже при больших потерях). И пример Вьетнама, приводимый Минкиным, тут ничего не значит. Немцы не американцы - и давить восстания умеют, да и потерь не боятся. Но, допустим, победили мы, выкинули немцев - и притом остались без тов. Сталина. Что дальше? Дело в том, что в результате таких освободительных войн к власти приходят или командиры отдельных отрядов, или те, кто этих командиров сумел взять в руки. А это - и в том, и в другом случае - люди вполне определённого склада. Ко всякой там демократии у них отношение принципиально отрицательное, возражений они не любят - вплоть до реакции мгновенного применения личного стрелкового оружия. Что такое понты командиров партизанских отрядов - об этом отдельный разговор вести надо - слишком тема объёмная. Да и их подчинённые в войне приобретают отнюдь не демократические навыки. Ну и что бы приобрела Россия в результате такой вот рокировки? Вместо авторитарного, да, правителя Сталина - не менее, если не более авторитарного какого-нибудь командира Железняка? Лучше бы было г-ну Минкину от этого? Г-н Минкин плачется о побирающихся инвалидах, которых он видел в послевоенные годы. По-человечески весьма понятно. И что, спрашивается, нищеты меньше бы было, если бы вся страна успела побывать под вражеской оккупацией? Меньше разрухи, а? Тем более, что немцы обирали захваченные районы просто смертно. Тем более, что Гитлер планировал уничтожить ВЕСЬ (!) народ на климатически «невыгодных» территориях. Да уж, полный Невменяйнен...

Но дело не в г-не Минкине. Дело в том, что он как опытный всё же журналист сумел коснуться болезненной темы. Она звучит примерно так: если мы победили, почему же мы так бедно жили - и живём? Конечно, это всё - любимый приём «демо»: нагнетание страстей, этакий истерический вопль, за которым будет не разобрать всех этих «невменяйненов». Но всё-таки действительно: почему?

Понятно: во-первых, потому что в российской традиции - щадить поверженного врага. Порой даже слишком. Во-вторых, - потому что мы слишком оглядываемся на Запад. И то, и другое не суть проявления пресловутого «сталинизЬма» - а скорее моменты традиции в деятельности Сталина. В 1814 году среди союзников, разгромивших Наполеона, преобладало настроение - раздолбать Францию в целом и Париж в частности так, чтобы уже не о чём было говорить в дальнейшем. И Францию, и - конкретнее - Париж спас русский царь Александр I. Ситуация практически повторилась в Ялте, в 1945-м. Тогда министр Рузвельта Моргентау предложил разорить побеждённую Германию дотла, превратить её в аграрную - и только аграрную - страну. Черчилль был в целом согласен. Германию как развитую страну спас Сталин, пойдя, так сказать, по стопам Александра I и провалив план Моргентау. В том, что Сталин шёл по стопам русского царя, можно не сомневаться: существуют свидетельства, что несколько позднее, уже в Берлине, он сравнивал себя именно с Александром I. И от ориентации на Запад он всё-таки полностью отделаться не смог, хотя как раз после войны предпринимал соответствующие шаги, чтобы как-то отучать людей хотя бы от самого дикого низкопоклонства перед Западом. Что делать, не ему было всё это сломать - и так на его долю выпало слишком много. Уж если императрица Анна практически упустила победу над турками из-за недовольного ворчания Запада, если Пётр III отдал все плоды победы над Фридрихом II тому же Фридриху II, если Александр I работал, так сказать, на Европу, если Николай I гасил русской кровью восстания в ней же, если Александр II после победной русско-турецкой войны пошёл на попятный из-за недовольства Европы - как же тут быть... Да и в революции отразилось то же настроение. Ведь не секрет, что многие революционеры - с Троцким во главе - смотрели даже на любезную им русскую революцию не как на самостоятельную ценность (хотя, казалось бы, что для революционера может быть лучше успешно проведённой революции?), а только как на зажигалку для того, чтобы поджечь более культурный Запад (который так и не заполыхал). Страшное дело - западничество...

Но есть и третье. Запад поразительно быстро - куда быстрее, нежели мы - оправляется от всевозможных разгромов. Это, конечно, происходит по многим причинам, включая и климатические. Но среди этих причин есть и такая, как иной уровень развития западного общества. А уровень развития, надо сказать честно, там действительно уникальный...

Вот мы и вышли на настолько глубокий вопрос, что здесь и вспоминать-то про истерики всяких минкиных - себя не уважать. Западная цивилизация, за которой в меру сил (очень малых!) мы идём с некоторых пор, есть действительно уникальнейшее явление. Это что-то никогда не бывавшее в истории человечества. Мощь человеческого разума, мощь того, что он создал, силу машин, небывалую производительность, небывалые до сих пор удобства, доступные к тому же почти всем, невозможно сравнить ни с чем бывшим. Запад создал ДВИГАТЕЛЬ. Уже это одно - уникально. И всё это было создано именно в период КАПИТАЛИЗМА, то есть исторически совсем недавно.

Индивидуализм

Но Запад-то существует довольно давно. Довольно давно он определился и развился. Мало того, и в отдалённом прошлом существовали цивилизации, скажем так, с довольно высокой технократичностью - например, Древний Рим. Кстати, эллинизм, столь много давший Риму, вплотную подошёл к созданию парового двигателя (знаменитая «геронова вертушка»). В том же Риме были довольно развиты демократические традиции. Были и опыты по созданию крупномасштабного массового производства. Почему же там «процесс не пошёл»?

Далее, ведь и на проклятом Западе довольно высокое развитие и производительных сил, и общества наступило достаточно рано. В итальянских городах XIV века уже начал создаваться своего рода протокапитализм. Мануфактуры были. Пролетариат был (так называемые «чомпи»). Общество с элементами если не демократии, то хотя бы влияния масс - тоже, и это отражалось на устройстве ВЛАСТИ, ориентированном на ВЫБОРЫ, кстати. Искусные изобретения (на которые средневековые итальянцы были большие мастера) в области производства были. Капиталы - и солидные - тоже были. Почему же опять процесс не пошёл? Почему опять всё ухнулось в самый что ни на есть голимый феодализм, нередко совмещаемый с самым отстойным ростовщичеством?

Опять перед нами картина, сравнимая с тем, что хорошо известно огородникам: растёт здоровая капуста, казалось бы, всем на радость. Но вот по каким-то не всегда и понятным причинам её листья не заворачиваются в кочаны - а так и распускаются. Всё, можно сказать, урожай пропал. Что-то не то пошло. Не свернулся лист. И, как видим, с капитализмом это было нередко...

Причины, по каким наконец-то «свернулся лист» капитализма в Европе, исследовало и исследует масса учёных. Причин этих - множество, и самых разнообразных. Не будем сейчас тревожить М. Вебера (хотя во многом он был и прав). Есть одна, по моему мнению, причина, пусть и не достаточная - но НЕОБХОДИМАЯ, без которой капитализм на Западе развиться бы не сумел. Это - наличие некой посторонней упорядочивающей силы. Естественно, этой силой и была матушка-Россия, а потом - СССР. Об этом и надо поговорить особо.

Современное западное общество, западный строй выросли на основе типично европейского индивидуализма - причём индивидуализма не просто деятельного, а соревновательного. Это соревнование, жёсткое, устремлённое к успеху (подчас к успеху любой ценой), и привело в конце концов к блестящему, небывалому в веках развитию Запада. Но, как говорится, наши недостатки суть продолжение наших достоинств. Понятно, что общество, основанное на безудержном стремлении каждого его члена к успеху (при этом, если верить М. Веберу, успех в кальвинистской среде прямо-таки обожествлялся - по нему судили, является ли человек «избранником Божиим - или так, «животным с человеческим лицом), устойчивым быть изначально не может. Но то, что реально стало вырисовываться с наступлением Нового времени, просто превосходило все мыслимые и немыслимые прогнозы. Начиная с Реформации, Европа просто-таки пошла в разнос. Самоистребление шло рука об руку с прогрессом, порой значительно опережая последний и, во всяком случае, обесценивая его плоды. Когда появлялось какое-либо движение (то же протестантство) или просто сильная, талантливая по-своему личность - будь то послереволюционный деспот, чтимый как полубог, талантливый полководец, прорвавшийся «из грязи в князи», или просто сумасшедший король, любящий и умеющий только драться - разгулу этих явлений или личностей просто не было края и предела. Ничто не могло остановить этих «индивидуев» или их собраний - тем более что умение войск, техника войны повысились многократно, но стойкость их значительно упала. Оно и понятно: зачем это наёмному «индивидую» пуп-то рвать? Он, конечно, выполнит свой контракт по полной, но ежели враг сильнее - так он и с почётом сдаться может. Понятно, что почти все западные путешественники, посещавшие Россию начиная века этак с XVI, с удивлением писали именно о стойкости русских войск. Понятно и то, что иная, может, и не очень подготовленная, но фанатически настроенная команда вполне могла стойко держаться, а иногда и побить этих профессионалов. А уж если вылазил талантливый полководец - тут, как говорится, всех святых выноси...

Были и другие последствия этого «плодотворного индивидуализма» (выражение Мишле из полемики с Тютчевым). Под конец Ренессанса в главные герои полезло мещанство-буржуйство и встало, как оно есть: вот он я, прогрессивный индивидуум, полюбуйтесь! А был сей индивидуум куда как не Аполлон. Прежде всего - был он заражён чуть ли не всеми, какими только можно и нельзя, суевериями. В итоге - инквизиция, которую у нас привыкли относить к средневековью, развернулась в Новом времени - и, как правильно подчеркнул С. Кара-Мурза, более в протестантских, нежели в католических странах. Народы Европы охватила дикая волна истерии. Пресловутых «ведьм» жгли килотоннами. Был в одном из германских государств такой знаменитый судья Карпцоф. Рассказывали, что он приговорил к сожжению как ведьм чуть ли не 20 ТЫСЯЧ (!!!) женщин! Вот орёл! А сколько было таких же - масштабом чуть помельче...

О. диакон А. Кураев в одном из своих трудов подчеркнул, что во время зарождения европейской науки как раз был сильнейший кризис - т. н. «столетний»: 1650-1750. Вот, пожалуйста: вроде и наука есть, и Ньютон там свои законы открывает, и мореплаватели кораблями (!) драгметаллы из Южной Америки везут - а вот поди ж ты... И вывоз золота-серебра-платины впрок не идёт: за исторически краткий период цены поднялись в ДВАДЦАТЬ (!!!) раз! Как раз в 1698 году происходит знаменательное событие: англичане Тим и Севери изобретают паровой двигатель. И что же? И - ничего. Мало того, вплоть до Дж. Уатта (а это уже конец XVIII века) в этом достаточно тупом и медленно работающем двигателе не происходит никаких улучшений. И экономика долго не сдвигается. Да и вообще: с чего вдруг это такой спад?

Кровопускания

С чего? А вот именно - с кровопусканий. С тех неистовых разгулов, которые подарила Европе её основная ценность - свободно развивающаяся и конкурирующая со всем и вся личность. Личность выработала себе и религию с личным (о, конечно же!) предстоянием перед Богом - протестантизм. Личность при отстаивании сей религии для начала обескровила Францию в религиозных войнах конца XVI века (причём, там опять же часто протестанты-гугеноты отстаивали не только и не столько веру - сколько иной путь развития, с опорой на свободное предпринимательство). Да, кстати: ненависть к протестантам во Франции часто была обусловлена тем, что эти личностные господа вовсю занимались ростовщичеством. Где гугенот проходил - там еврею было делать нечего. Притом, в отличие от средневековых евреев, гугеноты даже очень хорошо владели оружием - и особо не задумывались с его применением. Затем эта самая личность развязала хорошую свалку, известную как Тридцатилетняя война, в германских государствах. Итог: из 18 млн. немцев в живых остались... этак миллиона четыре (!). До сих пор непонятно: как же это так они сумели остановиться? По инерции бы разные там шведы, французы, испанцы, там дравшиеся, постарались чуток побольше - и не было бы немцев вообще... А в Англии в это время - Великий Мятеж, а точнее - революция. Диктатор Кромвель, гася восстание в Ирландии, уничтожает не менее ТРЕТИ (!) ирландцев. Плюс ещё, да, антиведьмовская истерия, сожжения колдунов и всё такое прочее... Удивительно не то, что Запад находился в это время, несмотря на ограбление почти всего мира, в глубоком афедроне - сиречь заднице по-гречески. Удивительно другое: как он вообще выжил? Не иначе как климат... Наши предки после такой мочиловки точно бы не поднялись.

И уж совсем понятна позиция философа Гоббса, пережившего Великий Мятеж - то бишь революцию - в Англии. (Всё у этих англичан не как у людей - от левостороннего движения до исторической номенклатуры: революцию зовут мятежом, а выход из реставрации - призвание в 1688 году голландского принца Вильгельма на королевский престол - «славной революцией».) Гоббс стоял за предельно жёсткую, абсолютную, ничем не ограниченную власть монарха. Даже такой деспотизм - с уподоблением монарха библейскому чудищу Левиафану - ему казался предпочтительнее разгула всех индивидуально-плодотворных страстей, плавно перетекающего в беспредельное мочилово.

Могут сказать, что я ошибаюсь - и причиной этих гекатомб является вовсе не индивидуализм. Может быть. Человеку свойственно ошибаться. Но факт остаётся фактом: при переходе к Новому времени в Европе начались такие кровопускания, что вполне серьёзно встал вопрос об её выживании - а уж насчёт прогресса этого самого... Впрочем, мы видели: и колонии ограблены (интересное тогда сложилось положение: Испания грабила Америку, а Англия грабила Испанию), и наука появилась и процветает, и паровую машину изобрели - а всё равно налицо спад. Как быть?

Но вот - в Европу прорубает окно могучий и в чём-то гениальный скиф, сиречь Пётр Первый. И сразу с кровопусканиями в Европе становится климат иной. Это, конечно, Европа ощущает не сразу, но всё же... Уж как-то слишком долго царит хотя бы относительная тишина. Очередной гений - Карл XII - причём из Швеции, из страны, игравшей при Густаве-Адольфе основную роль в Тридцатилетней войне, могущий всей Европе устроить кирдык, вдруг увязает в этом скифском болоте, именуемом Московия, но называющем себя Россия. Ну да, он разоряет ещё Польшу - но уж больше того, как разоряла Польшу своя шляхта, никакой «Карла» ничего сделать не мог. Некоторые страны, так, по малости помогают Петру. Но в основном все тяжести войны лежат на России. И Россия проглатывает и переваривает гения! Всё, Европа может спокойно развиваться и процветать - тем более что наконец-то заканчивается и война за испанское наследство. Несчастная раздроблённая Германия может потихоньку зализывать свои раны...

Через некоторое время снова на страх Европе взбухает ещё один гений. Появляется классик военной тактики и стратегии, любимец штабных школяров прусский король Фридрих II. Он, конечно, вроде как просвещённый монарх, «философ на троне»; он и с Вольтером любезничает (правда, потом Вольтера же «опускает» - но, надо сказать, за дело), и всё такое прочее... Но это обмануть никого не может. Создать колоссальную систему выкачки денег из страны - и всё вбухивать в одно и то же - то бишь в армию; создавать армию уникальной величины (по отношению к тогдашней Пруссии) и укомплектованности, добиваться в ней строжайшей дисциплины... Уж если ружьё - да ещё такое - повешено, то стрелять оно просто обязано. И оно таки начало стрелять. С началом военных действий стало ясно: появился новый гений из числа тех, которые, по выражению баснописца Крылова, с успехом заменяют собой на земном шаре всемирный потоп. Однако в конце концов в войну удалось втянуть «весёлую царицу Елисавет» - и война стала всего лишь Семилетней (семь - всё-таки не тридцать!). Мало того, гениальность супротив русского штыка оказалась слаба - и русские появились в Берлине. Конечно, не обошлось без ужасов войны, которые были старательно расписаны «Фредериком», знавшим толк в пиаре. Иные из них действительно интересны. Скажем, с великим пафосом описывается, как дикие калмыки, служившие в русской армии, налетели на несчастного немецкого пастора. Окаянные ламаисты, не уважившие достоинства христианского проповедника, явно были склонны к насилию; жена пастора думала, что дело в ней; но оказалось, что этим дикарям, вполне по-современному, была нужна не «она», а «он». Короче, они отпедронили пастора без тени его согласия, оставив в стороне его супругу (так и хочется съязвить, что это было для неё самым тяжким ударом). О ужас! Стоит, правда, прибавить, что и прусские, и, например, французские солдаты того времени грешили совсем другим: нередко, снимая стресс, они после боя развлекались тем, что вскрывали животы всем мирным жителям, попавшимся навстречу. «Голубая луна», конечно, штука омерзительная - но всё-таки, наверно, не столь страшная, как куча тяжких смертей из-за выпущенных кишок... Ох уж эти русские (хотя, в общем-то, и калмыки)!

Словом, не получилось блистательного дебюта у бравого полководца. Престол он, милостью РУССКОГО же царя Петра III, сохранил; конечно, активную деятельность по приращению Пруссии не оставил. Но всё-таки действовать стал куда как осторожнее; очевидно, как герой известного исторического романа Алексея Толстого Ивашка Бровкин, «разумел не умом, а поротой задницей». Массового мочилова опять не получилось. Ну как же, скажите, Европе в этакой оранжерее - да и не развиваться!

Да, и ещё, кстати о птичках. Императрица Елисавета Петровна, по мягкости своей души, взяла да и ОТМЕНИЛА (!) смертную казнь ВООБЩЕ (!!!). Ликуйте, либералы! Конечно, Россия-матушка на сем уровне не удержалась - но в то же самое время в просвещённой Франции («ах, Франция!») людей, случалось, жгли живьём. Вопрос: как повлияло сие решение гуманной РУССКОЙ государыни на общее смягчение карательных мер в Европе в эпоху Просвещения? Комментарии нужны или так додумаемся?

Царствование Петра III промелькнуло быстро. Настала блестящая пора екатерининского царствования. Европа, оправившаяся за время относительной безопасности, расцветала - и в знак того злобствовала, ехидствовала, пакостничала в адрес ужасной, варварской, мерзкой России. Но тем не менее в это царствование и силами в основном России была окончательно ликвидирована турецкая опасность для Европы. Далее, тогда же Швеция из былого ужаса Европы в целом и Германии в частности превратилась во второстепенную державу - опять-таки стараниями России (русско-шведская война 1788 - 1790). Но...

«Безбашенность»

Но, как известно, на свете совершенства мало - а тогда его было и совсем немного. Ну не было ещё ни десанта в нынешнем понимании, ни самолётов с вертолётами, ни радио, ни даже телеграфа (делались только первые опыты по внедрению несовершенного оптического телеграфа - немного усовершенствованной системы «оповещения дымом», своего рода эстафеты). И, очевидно, потому от российской верхушки, в целом державшей руку на пульсе Европы, ускользнула Великая Французская революция, начавшаяся демонстрациями всемирного братства и любви, а продолжившаяся... правильно, великой мочиловкой - гильотиной, массовым потоплением барж с «врагами нации» (никому ничего этот термин не напоминает?), расстрелами связываемых верёвками в длинные ряды людей картечью из пушки (не было у них ещё пулемёта!). Словом, за пять лет при всех тогдашних ничтожных средств человекоубийства, а равно и сообщений (хотя бы для передачи инструкций) гг. революционеры сумели из 25 млн. французов этак миллиончик грохнуть - а миллиончиков пять всяких там «врагов нации» (ну да, «нация» - это просто «народ» на всех латинских и соприкасавшихся с латынщиной языках) засадить на разные каторги с убийственным климатом. Снова Европа поехала на круги своя - сиречь с массовой мочиловкой. Наметившийся прогресс опять оказывался под ударом. Тем более что республиканские армии бывали довольно-таки сильными, на первые места выдвигался ряд талантливых революционных вояк (из них первый - корсиканец Буонапарте Наполионе), а революционное Законодательное Собрание (Конвент) постановило: «Мы принесём свободу на кончиках штыков всей Европе! Мы не успокоимся, пока мы не будем окружены такими же свободными странами, а не королевствами и прочими тираниями!». Откуда и вышли революционные войны, плавно перетекшие в захватнические - равно как и Республика плавно перетекла в Империю, а помянутый корсиканец - в императора Наполеона I Бонапарта.

Надо сказать, что революционные войны, как и «Буонапартия», пробовали остановить многие. Но уже в итальянской кампании 1799 г. выявилась одна характерная черта: даже те европейцы, которые пробовали что-то остановить (австрийцы), старались при этом ещё и поживиться, хапнуть. Это, так сказать, чисто европейское стремление оборачивалось против них. Так, в этой кампании австрийцы утеряли всё то, что сумел завоевать в союзе с ними Суворов, ибо они старались прибрать к рукам освобождаемые ими от французов итальянские земли - и потому дробили силы на разные крепостные гарнизоны (на что Суворов ругался только что не матерно). Такой же эгоизм европейцы проявляли и в дальнейшем. Потому французские войска остановить не удавалось - вплоть до Москвы...

Вряд ли нужно описывать подробности дальнейших кампаний, подчёркивать особую роль в них русского войска, указывать на победу над Непобедимым. Про это уже сто раз сказано и пересказано. Но надо бы подчеркнуть другое. Как известно, после всех этих войн по инициативе РУССКОГО царя Александра I был установлен так называемый Священный Союз - уникальный полуполитический, полурелигиозный блок, который, однако, ставил своей целью сохранение мира и порядка в Европе. Опять же - не подлежит сомнению, что самым искренним его деятелем был опять же русский царь - даже в ущерб интересам собственно русской политики! Известный историк А. Тейлор говорил об этом: что Россия заняла как бы служебное положение в отношении Европы...

И Европа сразу воспрянула. Разорённая, раздолбанная, выжженная, она стала быстро подниматься. Ещё бы: ведь теперь её покой берёг Священный Союз, а в нём первое место занимал обладатель войск, победивших Наполеона, - Русский Царь. Конечно, неравенства и всякого там угнетательства было много. Европа пробовала решать эти проблемы по-своему - устройством революций. Но Царь был начеку - что Александр I, что Николай I - и в нужный момент выливал, так сказать, ведро холодной воды на голову. Забузила Европа в 1830-м - Царь тут как тут. Для начала раздавил русскую часть Польши, забузившую на европейский манер (и, по давней привычке, сразу же потребовавшей Киев и вообще всю Украину) - а затем и во всей Европе как-то сам по себе стих революционный запал. Но главное - никаких войн, никаких наполеонов! Европа тихо решает свои дела. Франция, восстановив, как сказали бы теперь, конституционный порядок в Испании (испанские крестьяне, в отличие от наполеоновских времён, осыпАли французских «интервентов» ЦВЕТАМИ!), потихоньку покоряет бандитское гнездо Средиземноморья - Алжир. Средиземное море наконец-то (!) становится свободно для плавания. Техника семимильными шагами идёт вперёд. Железные дороги, пароходы... Правда, Франция по-прежнему бузит. Революционный запал - дело страшное, особенно если он стал самоцелью. Но в целом всё выправляется. Даже подавленная Польша процветает так, как никогда не процветала до того (это отметили расположенные к Польше и нерасположенные к России французские историки!). Красота да и только! Правда, для России эта красота имеет исключительно негативные последствия. Но о том - разговор особый...

Европейская ррреволюционность, дикие и безбашенные «дерзания» буржуазных революционеров вскоре снова претерпели жесточайший облом. Революция 1848 года была велика и всеевропейска. Запал был огромен, желания посылать всюду свои отряды для «освобождения» чуть ли не всего земного шара - неистовы. Против этого «экспорта» протестовал только молодой Маркс. Но всё шло и цвело помимо него. Европе опять угрожала новая великая мочиловка, которая, при удачном развёртывании и методическом и вдумчивом исполнении, вполне могла убавить, на манер Тридцатилетней войны, население этак раза в четыре-пять - а то и больше. Но... опять вмешалась Россия...

Ну, конечно, тут сыграли роль многие самые разнообразные факторы. Тут и желание обезопасить свои «тылы» - крестьян, весьма склонных к бунту, и желание удержать Польшу, ибо шляхтичи к «повстанью» тоже весьма и весьма тянули... Но преобладало всё же осознание роли России как гаранта мира и порядка в Европе. И когда австрийский посол, граф Кабога, бросился на колени даже не перед царём Николаем I, а только перед его представителем, у Николая сердце дрогнуло - и русские войска были введены, восстание в Австро-Венгрии (по преимуществу венгерско-сепаратистское) быстро подавлено.

Это подействовало на Европу как холодный душ. Революции быстро сворачивались - или, как во Франции, с особым убыстрением переходили в диктатуры (во Франции 2 декабря 1852 г. снова возникла империя - во главе с небезызвестным Наполеоном III). Великой мочиловки снова не вышло. Ну никакой свободы в Европе из-за этих северных дикарей! Как там определили грядущее отсутствие свободы в классической демократии - Афинском полисе - ещё в античности? «Нам нельзя будет воевать друг с другом и мириться друг с другом, когда захотим». Логично.

И нам досталось...

Поэтому, как только утихли послереволюционные мелкие разборки, так оно сразу и началось. По большому счёту, вся Европа (!) объединилась против России в Крымской войне, начавшейся менее чем через два года (!) после утихомиривания Европы. Конечно, Россию побили - объединёнными-то усилиями! Тем паче что Николай I совершил классическую ошибку - вздумал экономить на армии. Во французской армии было не менее 80% штуцеров, бьющих на километр, в английской - более 90%, в русской - 4%. К тому же ещё Николай экономил на стрельбе даже из прежних дрянных ружей с их убойной дальностью 150 м. Русский солдат на учебных стрельбах делал не более... ТРЁХ выстрелов в ГОД! Неудивительно, что в Крыму всё кончилось катастрофой...

Просвещённая Европа, естественно, обрадовалась, что наконец-то этот ужасный жандарм - Россия - устранён. Естественно, с радости решила подраться, а то долгий мир - с 1820-х годов - всем поднадоел. И естественно же, что от драки двух сторон выиграла третья, считавшаяся до того самой презренной - Пруссия. Грохнул ряд войн, в которых побеждала стандартно Пруссия, вместе с тем показывая побеждённым, что такое прусский милитаризм. Прусско-датская, прусско-австрийская, прусско-французская... на горизонте замаячил призрак новых, небывалых ещё по размаху войн. Ну заодно ещё и то, что несколько позднее со свойственной ему расплывчатой выразительностью определил В. В. Розанов: «Немцы будут жарить на сковородах по науке целые народы».

Россия и в это время, ослабленная, обессиленная, старалась хоть что-то делать в своём традиционном направлении. В очередной раз ослабила Турцию - чудовище, терзавшее некогда Европу, отвоевав у неё Болгарию, укрепив независимость Сербии. И, наконец, под занавес - Николай II фактически основал Лигу Наций - предвестницу нынешней ООН...

Но ничего не получалось. Слаба была страна. Европа опять неуклонно шла к взаимному уничтожению. И Россия не то что не могла этому помешать - она была принуждена в этом уничтожении участвовать. Слабость, слабость...

Чем всё кончилось - известно. Сокрушительнейшая революция грохнула в самой России, потрясши её до основания. Европа, по обыкновению, «помогла» - грабанула как могла - и с треском вылетела из этой ужасной России. Россия продиралась сквозь «мраксистские» загибоны. А истощённая, измученная Европа готовилась, несмотря ни на что, к новой войне. Какое чудище явилось миру в этой самой новой войне и кто победил его - ясно. Как ясно и то (особенно сейчас), как держала в Европе мир политика ядерного паритета - благодаря усилиям опять же России - СССР...

Да, кстати о птичках, чуть было не забыл. Когда в Ю-Эс-Эй разгоралась неслабая драка между Севером и Югом, было не вполне ясно, кто сильнее. Многие страны Европы поддерживали Юг. По свидетельству Герцена, даже польские повстанцы, после того как им насовали звиздюлей на той части «ойчизны», что была тогда частью Русской Империи, хотели вербануться именно в южные войска. Герцен смотрел на них квадратными глазами: как же так, вроде бы борцы за свободу - и вдруг идут на сторону рабства...

А вот Россия поддержала Север. И не просто сказала: «молодцы, ребята» - а послала эскадру блокировать порты Юга (кстати, в этой эскадре был и будущий композитор Римский-Корсаков, тогда ещё молодой мичман). Север победил не без русских усилий. А то - кто знает, быть бы, может, Америке сырьевым придатком Европы. Хлопок гнать для цивилизованных людей...

Давайте попробуем продолжить эту самую тему «кто знает» далее - и ранее. Конечно, история не знает сослагательного наклонения - так говорят многие. Иные даже пытаются это объяснить самым обычным историческим детерминизмом. Трудно сказать, оправдан ли такой простоватый подход всегда - но в некоторых случаях он явно оправдан. Вот возьмём, например, ситуацию зимы 1812 года. Вражеские войска столько же разбиты, сколько и вымерзли, «непобедимый» Наполеон дерёт впереди остатков своих войск, подло кинув оные на казацкую забаву. Словом, из 600 000 обратно сумело выбраться менее 30 000. Но и русской армии досталось, что называется, по первое число. Конечно, для нормального политика вопрос: а нужно ли «Буонапартия» добивать? Тем более что освобождаемая Европа не раз доказала своё подонство. Тем более что армия понесла серьёзные потери, а новый рекрутский набор изрядно обескровит Россию. Тем более что ополчение показало свою склонность к бунтам, а значительная часть земли русской, да ещё и с великим городом Москвой, разорена вдрызг. Остановиться на границе - да и всё. Второй раз Наполеон не полезет - не полез же он даже в несчастный Египет! Скажет: «да ну их к чёрту, дикарей этих, с их зверскими морозами», и тем дело и кончится. А если заартачится - можно будет выкинуть в его сторону какие-нибудь остатки пленных - и вымыть руки. Драться ему будет с кем. Вот и Англия за проливом, тем паче что в том же самом 1812-м она пробовала возвернуть взад Америку - даже Нью-Йорк сожгла; значит, основные её силы за бугром - и французам можно попытаться высадиться...

Но эти мечтания, конечно же, сугубо нереальны. Исторический детерминизм выступает тут во всей красе и прелести. Вся история «Романовых» (то бишь Голштейн-Готторпских, Ангальт-Цербских, Момпельгардтских, Ольденбургских, Лейхтенбергских и ещё хрен чьих того же колера) в XIX веке показывает: скорее бы Луна на Землю упала, чем они перестали своих дойче-родственничков поддерживать - любой ценой и часто в ущерб России. В этом смысле разве что уже Александр III был исключением. А Александр I, царствовавший во время наполеоновских войн, исключением никак не был - и не мог не заступиться за тупого и трусливого Фридриха-Вильгельма прусского. Как же, родня-с! Да и слава всеевропейского замирителя, нового Агамемнона... И двинулись русские солдатики спасать своей кровью «Европы вольность, честь и мир». Против ЭТОГО «лома» тогда воистину приёма не было. Исторический детерминизм в чистейшем виде...

Но если мы всё же попытаемся от этого детерминизма отвлечься и пофантазировать: а что же было бы, если бы русские войска не попёрлись добивать Буонапартия - то получим, что была бы та ещё картиночка невинного пера. Европа бы снова исходила в кровопролитиях. Наполеон доскребал бы последние остатки мужиков во Франции и Германии, пытаясь додавить испанцев (количество мужчин у коих тоже было не бесконечно, а войска вели куда худшие полководцы), а равно и влезть в Англию. Английские войска, занятые американской авантюрой, назад бы никак не успевали. Вторжение бы точно состоялось - и в Англии началась бы потеха. Определённо взбухли бы ирландцы; скорее всего и шотландцы бы вспомнили свои якобитские фокусы. Словом, процесс бы пошёл чисто конкретный. Выбивание мужиков на всей территории Европы приняло бы тотальный - возможно, что и необратимый-характер. Не исключено, что драка продолжилась бы и в Индии - и на радость всяким магараджам белые англичане и белые французы мочили бы друг друга (а затем их остатки поступили бы в магараджевские спецназы по дешёвке). Далее. Озверевшие от безмужичья немецкие бабы совершают секс-туры на Дон, прибегая обратно уже с брюхом. Тут резко возникает Турция. Памятуя не раз полученную от России клизму, предлагает России поделить Европу. Россия уступает право на Англию за автономию православных балканских народов - ну, и за что-нибудь вроде полунезависимости Андорры и Каталонии. Остальная безмужичья Европа делится между Россией и Турцией по-братски - пополам. Дерётся за свою свободу кусок Шотландии и Ирландия, куда, наоборот, идёт реэмиграция из Штатов. Поскольку в Штатах ирландцы шли по преимуществу в полицию и на прочее наведение порядка, порядок становится наводить некому - и Штаты погрязают во взаимной мочиловке а-ля Дикий Запад, пока их не прибирает к рукам Федерация Латиноамериканских Государств во главе с Мексикой. Такой вот мог получиться реальный расклад. А прогресс... Какой, к лешему, прогресс?!

Это - один поворотный пункт. А ведь таких было - тьма и пропасть. А если бы в 1848-м не вмешался Николай против венгров? Там уже наметилась картиночка - венгры стали с аппетитом давить чехов, чехи стали помогать австриякам - и войнушка бы шла если не до последнего мужика, то немногим менее. Да плюс ещё отряды революционных добровольцев из Франции, ничем таким русско-реакционным не напуганные - и выполняющие свой интернациональный долг, обескровливающие и другие, реакционные, страны, да и Францию - своей гибелью... Да, кстати. Мало кто знает, что тогда же по Франции прошлась эпидемия холеры, сильно её подорвавшая. Тем более что, по словам Герцена, в прогрессивной, свободной Франции с холерой справлялись куда хуже, чем в проклятой царистской России. Но всё-таки справились - не сумел тогда набрать силу буржуазный революционер. А если бы сумел? А если бы было всё остальное? Не запустела, не пропала бы Европа с её чудесами прогресса? Как сказать...

* * *

Так что - хрупкое оно, оранжерейное растение этот самый прогресс. Няньки рядом требует. Вот он и процветал, пока мы за хрен собачий, за один западный престиж торчали на карауле у Запада. А когда не торчим - вот и видим, как сейчас, что в Европе опять противоречия назревают.

А нас, спрашивается, кто оберегать будет? Где ещё найдутся такие лохи, как мы?! Китай? Да, он нас побережёт - и шкурки не оставит...

Вот поэтому и нечего смотреть на путь Запада в целом. Нам им не идти - да и Западу нечего на нашу халяву этак развиваться. Мы им не обязаны в жандармах торчать (помните старое обвинение России: «жандарм Европы»?). Да даже и не в жандармах - а точнее в ментах. А то у нас от этого и психология ментовская, да и страна порой действительно на обезьянник походит. Пусть сами разбираются со своим прогрессом. Ох, чует душа моя, что это всё будет похоже на Нью-Орлеан после бури... Ну да их дело.

А нам надо думать, как в сторонку отойти и руки умыть. А для того - сперва в них, в наши руки, нашу ВЛАСТЬ взять. И - в сторонку, в сторонку...

Давно пора!

Лев ИГОШЕВ

http://www.duel.ru/200541/?41_5_1

 

 

 

Иcтинные ценности русского народа

Обычно споры прогрессистов с традиционалистами норовят сползти к обсуждению собственно традиций. В том смысле, что прогрессисты первым делом давят на замшелость и неадекватность традиции в условиях современности. Мол, обскуранты посконные, дай вам волю, так сразу закон божий в школах введете. Заставите на гармошках пиликать, кокошники с сарафанами носить, лапти поголовно всем наденете. А в это время чужие космические корабли будут бороздить просторы вселенной и так далее. Некоторые недалекие последователи традиции в ответ начинают рассказывать сказки о благостной цитадели истинного христианства и о том, какой полезной и здоровой обувью являются на самом деле пресловутые лапти.

Лично я, как атеист и горожанин в третьем поколении, таких споров не понимаю. Фарисеи меня самого раздражают. От настоящих (а не полупрофессиональных образцов двух последних веков) русских народных песен с их полифоническим плачем и визгом (в особенности в женском исполнении) меня передергивает. Русские народные сказки (настоящие, а не Ершов с Пушкиным) отдельная песня. В них инфернальная жуть чередуется хитро-торгашескими заморочками. Все эти хитрые солдаты (крестьяне, купцы и т.д.), обманывающие доверчивых простофиль. Или, например всем известная сказка «Морозко». Отец везет родную дочь в лес скармливать волкам! Дед Мороз (явный садист) морозит девушку под елкой, приговаривая: «Тепло ли тебе девица?». Машенька (однозначно мазохистка) утверждает, что ей тепло. Потеряв интерес к столь неблагодарному объекту, садюга отыгрывается на её сводной сестре. И это детская сказка? Впрочем, европейские и прочие народные сказки мира в этом плане ничуть не лучше. Там тоже кошмары и ужасы соседствуют с обманом и предательством.

Что же касается пресловутых лаптей, то их апология могла родиться только в воспаленном воображении стремящихся к «народным корням» и эпатажу интеллигентов-горожан. Сами крестьяне носили лапти исключительно по причине безысходной бедности. И избавлялись от них сразу, как только могли выкроить в семейном бюджете деньги на нормальные сапоги. Все вышеперечисленное абсолютно не мешает мне считать себя русским традиционалистом. Дело в том, что я не воспринимаю традиции (стойкие стереотипы поведения) как что-то на уровне привычки дернуть или нажать после посещения туалета. В том смысле, что завтра появятся продвинутые компьютеризированные унитазы с автоматическим смывом и привычка дергать за ручку уйдет в прошлое.

Настоящие традиции это несущий каркас любого этноса и имеют мало связи с матрешками, гармошками, хохломской росписью и прочими народными промыслами, с умилением рыдать над которыми нам вечно предлагают. И защищать на самом деле следует не всю эту мишуру, место которой в сувенирных лотках, а действительно важные вещи. Стереотипы поведения (особенно базовые этнические) это не конституция, которую можно менять хоть ежедневно. В них, как в Наставлении по производству полетов (НПП) у летчиков каждый пункт вписан кровью. По сути дела это УСПЕШНЫЙ опыт выживания конкретного этноса. То есть меняются времена, меняется техника, а главные проблемы и опасности остаются: столкновения, проблемы с экипажем, отказы техники и так далее. Нынешняя гражданская авиация России, если не ошибаюсь, летает еще по НПП в редакции восьмидесятых годов прошлого века, и ничего. Даже если вдруг сбудутся мечты писателей-фантастов и самолеты заменят на глайдеры с антигравами, тогда НПП придется слегка подправить. Но сомневаюсь, что очень сильно. Примерно в таком же духе надо относится и к «правке» стереотипов поведения. Если люди из-за них не гробятся в массовом порядке, то лучше и не трогать, а то может хуже стать. Если текущая историческая ситуация настолько неприятная, что делает неадекватными базовые этнические стереотипы то имеется только два варианта: либо этнос находит в себе силы изменить «ситуацию» таким образом, чтобы эти стереотипы снова стали адекватными, или деструктурируется и исчезает как субъект истории. Для великорусского суперэтноса можно выделить следующие базовые стереотипы поведения:

1. Этническая самоидентификация у русских в отличие от подавляющего большинства иных этносов замыкается не на прочих представителях собственного этноса, а на Государстве Российском. При потере связи с упомянутым государством эта идентификация исчезает вовсе. Именно поэтому эмигранты русского происхождения не образуют стойких диаспор, а неизбежно ассимилируются за пару тройку поколений. Исключения бывают только в лице отдельных субэтнических групп (вроде молокан), которые еще на родине дистанцировались от собственного государства. Поэтому же русские довольно холодны к соотечественникам и не отличаются большой степенью взаимопомощи. Ведь связь между ними не прямая, а через посредство центральной власти.

2. В России интересы общества имеют примат перед правами личности и всяческими свободами. То есть народ склонен поддерживать жесткую систему государственной власти, и убежден (всем историческим опытом), что только такая власть может обеспечить выживание, порядок и развитие на территории России.

3. У русских отсутствует весьма распространенный в мире комплекс народа-господина. То есть русские не имеют дурной привычки чваниться и унижать другие народы. В трудной истории страны каждый, кто мог встать в общий строй, считался равным и достойным. Поэтому трудно ожидать от русских спонтанных вспышек ксенофобии и погромов на национальной почве (разве только их специально организуют). Они не без основания считают, что определение «врагов» и «нежелательных элементов», а так же организация борьбы с ними находится в зоне ответственности государства. То есть если и потребуются крутые меры, то именно государство ими и должно заниматься. Все вышеперечисленные стереотипы появились у русского народа еще на ранних стадиях этногенеза и именно этим стереотипам мы обязаны самим созданием Российского Государства, его расширением на огромные территории и прочими очевидными успехами. Некоторые говорят, что в настоящее время все эти программные установки устарели. Что они препятствуют прогрессу, демократии, национальным интересам и так далее. Что русские должны в первую очередь поддерживать друг друга, как китайцы или евреи. Пожертвовать жестким централизованным государством в пользу свободы и демократии. И разговорами дело далеко не ограничивается. На названные мной стереотипы идет широкий накат. Их явно и последовательно пытаются разрушить. Кто из идейных соображений, кто по глупости, а кое-кто и из явного злого умысла. С последними все ясно. Но остальным следует хорошенько задуматься. Вы уверены, что после разрушения базовых стереотипов русский народ вообще сохранится как единая общность, а не распадется на скопище отдельных индивидуумов? Вы уверены, что мы после этого вообще сможем жить на территории собственной страны? Вы уверены, что у нас вообще что-то останется кроме лаптей, матрешек и гармошек?

Ходов А.

http://www.contr-tv.ru/common/1328/

 

 

 

 

 

АМЕРИКАНСКАЯ МЕЧТА СБЫЛАСЬ

«Катрина» выявила масштаб неравенства в США, но и у британцев нет причин для самодовольства - в нашей стране ситуация не намного лучше.

Помните «Шок и трепет»? Эта операция должна была продемонстрировать всем могущество, какого еще не видела наша планета. Вооруженная до зубов, великая, как ни одна держава со времен Рима, всепобеждающая Америка принесет миру демократию на броне своих несокрушимых танков. Когда талибы бежали без оглядки под градом вакуумных бомб, когда Багдад был взят почти без боя, казалось, что повергать других в шок и трепет - дело нетрудное.

Сегодня словом «шок» называют нечто иное. Шок - это когда мы обнаруживаем, что Изумрудный город оказался миражом, а правящий в нем Волшебник - маленьким человечком, не умеющим сотворить самого завалящего чуда. Сегодня Америка напоминает страшного механического динозавра, бессмысленно топчущего все вокруг, увеличенную до гигантских размеров заводную игрушку, ярко размалеванную и навороченную, но пустую внутри, мультипликационного супермена, негодного ни на что по-настоящему полезное.

«Пустотелая сверхдержава» предстала перед нами без прикрас, как голый король, но миру потребуется время, чтобы приспособиться к новым реалиям. Подобно тому, как после окончания "холодной войны" нам пришлось переосмысливать все устоявшиеся представления, сегодня срочного пересмотра требует вся концепция «единственной сверхдержавы». Ирак показал, что все эти высокоточные ракеты, суперсовременные военные игрушки и «солдаты XXI века», через датчики на касках получающие указания прямо из штаб-квартиры Южного командования в Тампе, по сути бессильны. Уроки, которые в свое время - казалось, раз и навсегда - преподали американскому мастодонту вьетконговцы на велосипедах, сегодня, когда перед Белым домом замаячила перспектива катастрофического поражения, приходится усваивать заново.

Эта картина каждый вечер разворачивается перед всем миром в программах новостей: Ирак - как и предсказывали все противники бушевской авантюры, все больше погружается в пучину гражданской войны. Что за ирония судьбы: Иран, в глазах Америки - плоть от плоти «оси зла», не пошевелив и пальцем, без единого выстрела, реализует теперь давнее стремление утвердить свое влияние и в Афганистане, и в Ираке. С «шоком и трепетом» покончено: США воочию убеждаются, что способность разрушать государства - ничто без способности их возрождать.

Однако понадобился ураган «Катрина», чтобы пустота под несокрушимым американским панцирем обнажилась полностью. Неудивительно, что этой стране не по силам оказалось управлять Ираком: она с собственными-то проблемами не может справиться! И вообще, на что способно государство, где половина избирателей не верит в необходимость центрального правительства? Страна, где «антигосударственность» закреплена в идеологии и конституции, просто обречена на крушение. Вспомним: в Риме в необходимости государства никто не сомневался!

Страшная катастрофа в Луизиане показала, что эта страна - и не страна вовсе, а скопище разрозненных, раздробленных групп людей, живущих параллельной жизнью, стараясь как можно меньше соприкасаться друг с другом, которых не объединяет ничто, кроме символики государственного флага. Тот факт, что 40 миллионов граждан США не имеют медицинской страховки, говорит о разлаженности социального механизма, сковывающей возможности страны. Бедняки, погребенные под горой ила и грязи, в которую превратился Новый Орлеан, и раньше не могли найти утешения даже в «американской мечте». Они всегда жили словно в другой стране.

Ханжи оправдывают равнодушие к пострадавшим, утверждая, что «Катрина» - это божья кара, постигшая Новый Орлеан («Содом и Гоморру» наших дней) за его грехи. Но лучше всего отстраненность богатой Америки от случившегося выразила «общенациональная бабушка» - Барбара Буш (Barbara Bush). Посетив хьюстонский стадион «Astrodome», где разместили беженцев, она заявила, что им просто повезло: «Очень многие из этих людей в любом случае были неимущими, так что для них все это только к лучшему». Прорвались наружу и ее затаенные опасения: «Я услышала, - и звучит это несколько пугающе - что все они хотят остаться в Техасе». «Катрина» продемонстрировала нам "скрытую" Америку, которую не увидишь в телесериалах, но прежде всего она выявила, что богачи в этой стране не воспринимают остальных как сограждан.

Поэтому все разговоры о «среднем» доходе или объеме ВВП на душу населения применительно к Америке просто бессмысленны: никакой «середины» там нет, а есть только граждане «первого» и «третьего» мира, причем вероятность их перехода из одной категории в другую практически равна нулю. Международная статистика уже не может основываться на столь неточных показателях. Уровень жизни в стране определяется благосостоянием всех ее граждан, а не размером «кормушки», к которой подпускают только богачей.

Распространяемые Организацией экономического сотрудничества и развития статистические данные о здравоохранении, доходах или занятости следует систематизировать таким образом, чтобы стало ясно, как распределяется богатство в той или иной стране. Если Билл Гейтс (Bill Gates) переедет в Албанию, объем ее ВВП на душу населения возрастет в разы, но какое отношение это имеет к реальности? С таким же успехом можно вычислять среднюю температуру по больнице.

Распространенный «Доклад о развитии человека» (Human Development Report) ООН в очередной раз подтверждает выводы ряда научных исследований о том, что крайнее социальное неравенство внутри страны наносит ей огромный вред, какой бы богатой эта страна ни была. Даже не слишком зажиточные страны с более справедливым распределением доходов показывают лучшие результаты с точки зрения здравоохранения, образования, профилактики преступности, чем богатые государства с высоким уровнем неравенства.

Поскольку люди крайне чутко воспринимают вопросы социального статуса, участь тех, кто оказался у основания «общественной пирамиды» в богатых странах, куда незавиднее, чем у их «товарищей по несчастью» из стран бедных: ведь последние могут хотя бы утешиться тем, что таких как они - большинство. Данные ООН показывают, что отверженность убивает в буквальном смысле, напрямую отражаясь на уровне детской смертности и продолжительности жизни.

Но не торопитесь проникаться благородным негодованием по отношению к Америке: представьте сначала катастрофическое наводнение, прорвавшееся через защитную дамбу на Темзе и затопившее Лондон и графство Эссекс. Что произойдет в этом случае? Да примерно то же самое, что и в Луизиане, даже если лондонский мэр Кен Ливингстон (Ken Livingston) хорошо организует эвакуацию жителей. Представители среднего класса найдут приют у родственников или друзей. А беднякам, у которых все знакомые - такая же «голь перекатная», придется довольствоваться лагерями для беженцев.

Они будут столь же беспомощны, как их американские собратья, и их количество тоже будет исчисляться миллионами. В Новом Орлеане люди не могли спастись от урагана, потому что у них не было денег, чтобы выбраться из города на такси. Но и наводнение в Лондоне способно обнажить неприглядную картину, кроющуюся за фасадом «зажиточной Британии» - ведь и наше общество крайне «сегрегированно». 75% людей, владеющих собственным домом, за всю жизнь ни разу не бывали в «гетто» - районах дешевой муниципальной застройки, хотя они порой находятся буквально в нескольких кварталах от их жилища.

Лондонские бедняки, пострадавшие от наводнения, как и американцы, останутся фактически «в чем мать родила». У 27% населения страны нет ни копейки сбережений; 25% самых бедных жителей Британии задолжали как минимум 200 фунтов, и кредиторы настигнут их даже в лагерях для беженцев; в 12% семей ни один человек не имеет счета в банке; даже многим из тех, у кого есть небольшие счета, банк не одолжит денег и на проезд на автобусе. Четверть семей в стране не застрахована: в случае катастрофы они не получат компенсации за утраченное имущество.

Люди, у которых нет долгов, смогут одолжить до 1000 фунтов через Социальный фонд, но в течение года эти деньги будут вычитаться из получаемых ими пособий. Одиноким мужчинам, лишившимся работы из-за стихийного бедствия, придется существовать на пособие для лиц, ищущих работу (56 фунтов 20 пенсов в неделю), из которых по 20 фунтов будут изыматься в счет выплаты займа из Социального фонда. Среди лондонцев процент людей, оказавшихся в нищете, будет куда выше, чем для других регионов страны: и сегодня половина детей в британской столице живет в семьях, находящихся за чертой бедности.

Так что не стоит, глядя на происходящее по другую сторону Атлантики, похваляться нашими европейскими ценностями, государством всеобщего благосостояния и правительством, думающим о благе народа. Может быть, у нас дела обстоят и получше, чем в США, но в ооновском докладе Британию приравнивают скорее к американской, чем к европейской модели. Как же далеко нам до лучших представителей последней - скандинавских стран, где экономические успехи, социальное единство и более справедливое распределение богатств взаимно дополняют друг друга!

Как и во всех остальных экономических прогнозах, в докладе ООН отмечается, что при нынешнем направлении развития у нас нет шансов добиться поставленной мировым сообществом задачи - покончить с бедностью среди детей к 2020 г. А ведь для того, чтобы вернуться к системе распределения богатств, существовавшей в нашей стране до прихода к власти правительства Тэтчер (Thatcher), не нужно даже сокращать доходы богачей - достаточно лишь чуть замедлить их повышение при одновременном ускорении роста жизненного уровня всех остальных слоев общества. К чему приводит альтернативный путь, нам продемонстрировала «Катрина».

(«The Guardian», Великобритания),
Полли Тойнби,
15 сентября 2005г.

http://www.duel.ru/200540/?40_1_2

 

 

 

 

 

 

«Кря-кря, пиу-пиу»
(мир, в котором самая обыкновенная Гадина таинственно именуется «Aнидаг»)

…Когда я была маленькой, на улице у нас была подружка - кудрявая девочка Катя, на несколько лет старше нас, ходившая во вспомогательную школу. Честно говоря, мы не замечали, что она чем-либо другая, чем. остальные дети, пока взрослые не стали нашептывать нам, что Катя – «дурочка», что «с ней лучше не играть». От Кати научилась я одному новому для меня жесту: помню, как она выразительно покрутила пальцем у виска, воскликнув: «Кря-кря, пиу-пиу!».

Речь сейчас не о ней, о Кате, как таковой. Речь о том, что в последние годы при одном только взгляде на окружающийй нас мир меня все сильнее и сильнее пронзает чувство, что «кря-кря, пиу-пиу» - он весь, все, что нас сегодня окружает. И дела обстоят не просто как у Высоцкого –«нет, ребята, все не так, все не так, как надо!» Дела хуже обстоят. Неужели, кроме меня, никто не замечает всей абсурдности того, что нас окружает?

Можно ли считать нормальным мир, в котором людей горячо волнует судьба подопытных крыс и хомячков (до такой степени, что они похищают из могилы гроб с телом родственницы фермера, выращивающего подопытных животных, как это недавно было в Англии), где большинство населения выступает против смертной казни даже для самых непрощаемых преступников - и где те же самые люди считают, что «ничего такого страшного не произошло» из-за того, что британская полиция хладнокровно застрелила совершенно ни в чем. не повинного человека, не имея на то никаких весомых причин?

«Ну, подумаешь, ошибочка вышла…. Так ведь у них там, в Бразилии, вообще на улицах бездомных детей отстреливают. А у нас такая вежливая полиция - она даже перед мамой убитого извинилась! Чего же им еще нужно, а? Вот люди!».

Никого не удивляет, что в государстве, которое по какой-то неведомой причине считается у нас в России чуть ли не царством демократии божьей на Земле, здоровые «вышибалы» грубо вышвыривают из зала партийной конференции правящей партии 82-летнего старика - Вальтера Вольфганга, беженца еще из фашистской Германии - всего лишь за то, что он осмелился выкрикнуть 1 раз слово «Чушь!» во время выступления одного из министров, прославлявшего незаконную по всем международным законам оккупацию Ирака. Никого не удивляет, что потом этого же пожилого человека пытаются не пустить обратно на конференцию, задержав его в дверях на основании … «закона о борьбе с терроризмом» (!). Вместо этого у нас продолжают петь дифирамбы замечательной британской демократии - и бить себя кулаком в грудь, посыпая голову пеплом, по поводу нашего «тоталитарного прошлого».

Так принято. В «цивилизованном обществе».

Никого не возмущают издевательские слова главы Всемирной службы Би-Би-Си Найджела Чепмена о том, что Би-Би-Си «помогла добиться свободы, которой сейчас наслаждаются жители соответствующих стран».

Он их видел, наслаждающихся этой свободой стариков, выбирающих себе пищу на помойках, бездомных детей, побирающихся в электричках, женщин, торгующих собой вдоль дороги в Химках, чтобы прокормиться и прокормить семью ?

Может быть он и не видел, но мы-то с вами видим, видим каждый день! Тогда почему же мы молчим? Почему позволяем ему и им подобным издеваться над нашей трагедией?

Почему мы не замечаем того, в каком дерьме мы живем? И речь не о том, как нам тяжело материально, речь - о большем. Почему никого даже не удивляет, что раньше родители хотели, чтобы их дети стали, когда вырастут, если не космонавтами, то в любом случае, хорошими людьми, полезными своей стране, а сегодня предел мечтаний наших российских родителей - чтобы у их чад были «хорошие какашки», как выразилась певица, выбравшая себе в качестве псевдонима имя курицы из детской сказки - Тутта Ларсен - о своем чаде. По ее мнению, самое большое счастье именно в этом и заключается. Это нормально?

Почему мы не видим, кого возвели мы себе в кумиры – «Запад», это самопровозглашенное «все-цивилизованное-человечество», где только что открыли для себя, что гранатовый сок (какая экзотика! Видели бы вы, с камим умным лицом осторожно отпивал его из стаканчика телеведущий на британском канале ITV!) и рыбий жир, оказывается, полезны для здоровья; где ( в Голландии) министра по делам мигрантов и интеграции больше заботит не то, что у нее под носом живьем сгорают при пожаре в аэропортовской тюрьме задержанные там мигранты, оказавшиеся, по свидетелям очевидцев, «в западне, как крысы», а то, как «сделать возможным обсуждение в мигрантских кругах гомосексуализма», на что ею щедро выделяется 350.000 евро (интересно, а сколько было выделено на огнетушители в тюрьме амстердамского аэропорта Схипхол?).

Где неделями каждый день в одно и то же время показывают программу, в которой жирная британка, одержимая навязчивой идеей «купить в Словакии замок» и уже даже запасшаяся для этой цели «подходящими занавесочками» нагло топает ногами и вопит по-английски на не говорящего на данном языке И НЕ ОБЯЗАННОГО говорить на нем у себя, в своей родной стране местного сторожа в маленькой словакской деревне, не пускающего ее в здание местного сельскохозяйственного училища, которое она пытается купить: “Iambuyingthisbuilding!!! You have no right not to let me in!!! I AM BUYING IT, OK?”Не обращая внимания на то, как он пытается обьяснить ей, что данное здание - не просто учебное заведение, но и памятник архитектуры…. А словакская молодежь, многие из которых вынуждены сейчас зарабатывать себе на хлеб в эмиграции, заполняя полки в супермаркетах североирландских деревень, не только не возмущается, а даже радуется: наконец-то мою страну показали по западному телевидению!

Люди, ау, вы что, действительно совсем «кря-кря, пиу-пиу»???!

Вы хотите, чтобы завтра такие же вот «цивилизованные» «хозяева» появились и на нашей с вами земле? А они, между прочим, уже добрались до Болгарии….

Другой жирной британке несказанно повезло - ей первой в этой стране будет введен имплант, сужающий желудок, чтобы не хотелось жрать так помногу. В той же программе новостей показывают голодающих в Нигере детей. Показывают со смаком, с упоением, почти с радостью….

Пошлите лучше эту корову и ее многочисленных собратьев в Нигер! Там ее желудок быстренько сузится сам собой, безо всяких имплантов. Или к нам в Россию ее пошлите, и пусть поживет на одну пенсию. Результат будет тот же. Дешево и сердито!

А вы видели когда-нибудь, какое глубоко интеллектуальное свободное времяпровождение отличает цивилизованную западную молодежь от «лишенной всяких развлечений» советской? Как, например, здешние молодые люди и девушки, многие из которых пьянствуют с нежного возраста 12 лет, звонят по телефону в службу «скорой помощи» или вызывают пожарную бригаду - якобы что-то случилось, а на самом деле только для того, чтобы забросать медиков или пожарных кирпичами, когда те появятся?

И как это у нас до такого еще не додумались? Серость российская, понятно! Куда уж нам до Европы! А весело-то как, особенно, когда своего питбуля на пожарных спускаешь! Те ведь в ответ ничего сделать не имеют права: их засудят, если они тебе даже пальчик повредят! А тебе за твою собачку и за кирпичи все равно ничего не будет…

Никого не удивляет уже мир, в котором вчерашние революционеры, войдя в местные органы власти (той самой, которую они не признавали столько лет) встречаются в рабочей обстановке с иракскими марионетками, насаженными в этой многострадальной стране американо-английскими оккупантами - но боятся пригласить ветерана Михаила Тимофеевича Калашникова выступить с воспоминаниями о своей жизни на местном фестивале в Белфасте: по их собственному признанию, «чтобы не отпугнуть инвесторов».

При этом они, конечно же, продолжают считать себя «единственными подлинными революционерами в этой стране». Радуясь по-детски непосредственно, что им восстановили наконец платеж их британских парламентских пособий - в ответ за «хорошее поведение»…

Никого не удивляет, что израильские политики призывают к исключению Ирана из ООН за высказанное президентом этой страны мнение об Израиле и его политике - но НИКТО, ни одно государство и ни один политик, не допустил даже «крамольной» мысли такой, что из ООН пора гнать США и Британию - за грубейшие нарушения международного права и незаконную оккупацию суверенной страны - Ирака! Ну что вы! В «свободном» мире такой крамолы никто не допустит даже у себя в мыслях!

И как бороться со всем этим? Против лома нет приема… Раньше можно было кого-то пристыдить, - например, за невежство, некомпетентность или за хамство - теперь же всем этим почти гордятся. Руки опускаются от этого!

Современные политики при скандалах не только не стреляются и не уходят в отставки, а даже и переводятся на более высокие должности (как это происходит постоянно, например, в той же Британии с соратниками Блэра). Нагло взирают они на нас с экранов телевизоров, как бы говоря всем своим видом: «Накося, выкуси, как же, уйду я вам, у нас -демократия!». Так напоминая мне всю ту же Катю из вспомогательной школы, упиравшуюся у ворот, когда она не желала идти домой после окончания игры: туповатый упрямый взгляд, уставившийся на тебя в упор, не мигая - и хоть домкратом ее поднимай….

Как начинался весь этот бедлам? Когда и как незаметно перешел он все границы? Может быть, когда все мы, студенты в перестроечной Москве валом валили на «лекции о Сталине»? И не потому, что нас как-то особенно волновала эта тема, а просто из стадного чувства, как у Василия Алибабаевича: «Все побежали, и я побежал!»...

Сегодня никто из нас не помнит уже не только что именно говорилось на той лекции, но и кто именно там выступал. Никто уже просто не покупает книжки об «ужасах нашего прошлого», кроме особо зацикленных, вроде Кати - остальным вполне, по горло, хватает собственного ужасного настоящего….

Потому что это – психическое отклонение: кричать взахлеб о «погибших от террора миллионах» и абсолютно игнорировать миллионы, умирающие и страдающие сегодня, в результате того, что провозглашается BBC и NTV нашей «свободой» и величайшим для нас счастьем!

…И почему мы все туда бежали и давились в дверях? Потому что кто-то сказал, что на этой лекции «будут все культурные люди»? Кто именно это сказал? Этого сейчас уже тоже никто не помнит. Наверно, те самые люди, которые с криками «больше социализма!» отдали наш вуз в конце концов в руки «воров в законе» из ЮКОСа?

… Как-то в 1989 году возвращалась я домой из Москвы на последней электричке. Сначала вагон был переполнен, - так, что даже стоять можно было только на одной ноге. И тем сильнее раздражало, что в самой серединке вагона оттаптывали ноги пассажирам пьяные, обросшие типы уголовного вида, крутившие громко, на весь вагон, какие-то свои, блатные записи на магнитофоне. И никто уже слова им сказать не смел. Я еще «не врубилась в перестройку» - и когда один из только что, видимо, вышедших на свободу из мест не столь отдаленных хамов толкнул меня, толкнула его в ответ. Он что-то зарычал, а толпа с ужасом посмотрела на меня, как будто это я сделала что-то из ряда вон выходящее.

Но я так ничего и не поняла. Потому что считала, что продолжаю жить в нормальном мире. Я не поняла, почему вагон начал постепенно освобождаться и освободился к тому времени, когда мы подьезжали к Туле, до такой степени, что во всем вагоне осталась только я да эти, как теперь модно выражаться, «отморозки». Я по-прежнему не боялась их. Я таких вообще раньше никогда на улице не видела. Мне не могло прийти в голову, что я еду в одном вагоне с будущими «хозяевами» нашей жизни. Слишком идиотским казалось такое даже предположить - что вот все эти нормальные люди, которых вокруг меня было настолько БОЛЬШЕ, просто так возьмут и уступят нашу с ними жизнь без боя всяким подонкам.

Возможно, у меня были бы большие неприятности - из серии тех, которые опять же сегодня никого у нас в России уже и не удивляют, и не возмущают. Но меня, по-прежнему ничего этого не подозревавшую, спас от них единсственный оставшийся в вагоне кроме меня и «блатняков» мужчина - не мужчина даже, а парнишка, лет 18-19, грузин с базара (а я даже и не поняла, что меня надо было спасать! ). Он подсел ко мне, сказал: «Давайте я сделаю вид, что я с Вами!» - и начал учить меня грузинскому алфавиту и рассказывать мне, какой замечательный сын у него недавно родился. И мерзавцы не посмели к нам даже подойти.

….Иногда достаточно всего одного нормального человека рядом с тобой, чтобы наваждение начало потихоньку рассеиваться. Ну, так неужели же, кроме меня, никто не замечает всей абсурдности того, что нас окружает сегодня? А если замечает, то почему мы делаем вид, что все «идет, как надо»? Почему не обьявим бред сивой кобылы таковым громко и вслух?

Боимся, что нас обьявят «дурочками Катями» те, кого мы САМИ по каким-то неведомым причинам возвели в свои собственные судьи? И у кого в головах - такое явное, такое вопиющее со всех крыш «кря-кря, пиу-пиу»?

http://left.ru/2005/15/malenko132.phtml

 

 

 

 

 

Более четверти всех взрослых граждан Евросоюза страдают расстройством психики
Граница между гениальностью и сумасшествием - очень тонка. Это хорошо видно на примере парламента Евросоюза: один из четырех EU-комиссаров - не в своем уме. По крайней мере, так утверждает статистика.

Более четверти всех взрослых граждан Евросоюза страдают расстройством психики. Этим тревожным сообщением Еврокомиссия лишила граждан Евросоюза - законченных потребителей и пессимистов - последней уверенности в себе. Согласно данным, опубликованным Еврокомиссией в так называемой 'Зеленой книге' ('Gruenbuch'), прежде всего европейцы страдают от сильнейших депрессий, выливающихся ежегодно в 58.000 самоубийств.

Опасные финны

По длинным коридорам Еврокомисии прошел слушок о том, что Комиссар здравоохранения Маркос Куприану (Markos Kyprianou) собирается возвестить о том, что согласно статистическим данным каждый четвертый служащий или Комиссар 'не дружит с головой'. По той же статистике, шесть-семь Еврокомиссаров из 25 - откровенно психически больны, причем страдают они алкогольной зависимостью, агорафобией и социальной фобией.

Киприот господин Куприану пока еще может с облегчением улыбаться: на солнечном средиземноморском острове число самоубийств ниже, чем в среднем по EU. Напротив, достаточно мрачно выглядит Комиссар по экономике литовка Далия Грубаускайте (Dalia Grybauskaite): ее земляки гораздо чаще других граждан Евросоюза добровольно уходят из жизни, находя в самоубийстве последний выход (из душевного кризиса).

Вообще на севере (Евросоюза) дела обстоят хуже (чем на юге): финны в сорок раз чаще, чем португальцы, попадают в сумасшедший дом. Это, конечно, может быть просто следствием того, что в Финляндии психиатрических клиник гораздо больше, чем в Португалии. Немцы на фоне этой самоубийственной статистики выглядят относительно неплохо, несмотря на то, что по данным европейских социологических исследований они нередко характеризуют сами себя как меланхоличных и грустных людей.

Централизм

Сегодня Европейская комиссия непременно хочет выработать некий 'План действий' ("Aktionsplan"), с тем, чтобы улучшить психическое здоровье своих овечек (так в оригинале - прим. пер.). До мая 2006 г. каждый гражданин EU (также из числа психически больных) через интернет может внести свое предложение по противодействию (всеевропейскому) помешательству. Непонятно почему до сих пор Еврокомиссия не передала полномочия по защите здоровья граждан в странах EU самим странам Евросоюза, хотя причины маниакальных депрессий и пристрастия к транквилизаторам, скажем, в Ирландии и Греции очень разные. Об этом в толстенной 'Зеленой книге' сказано только то, что 'что Евросоюз должен заботиться о всех своих гражданах', и что не плохо было бы наладить 'межгосударственный обмен опытом'.

Еврокомиссия вновь охвачена страстью к дикуссиям и законотворчеству, но все это, на мой взгляд, скоро пройдет. И по тому, как медленно раскачивается Евросоюз, можно предположить, что скоро на экраны выйдет продолжение американской классики с Джеком Николсоном под названием 'Полет Баррозо над гнездом кукушки'.
8 ноября 2005

www.og.com.ua

 

 

Шамиль Султанов
ЗАПАД ПРОТИВ ИСЛАМА
В мусульманских странах гомосексуалистов сжигали на огне!
На стыке 50-х и 60-е годов XX века в США и Западной Европе началась "великая сексуальная революция". Это была действительно по-своему великая революция. Она привела к кардинальному изменению сексуального поведения человека в промышленно развитом обществе, драматическим образом изменила многие моральные, семейные, культурные и социальные системы ценностей. В результате глобальная цивилизация Запада к началу ХХI века окончательно поглотила великие остатки европейской и североамериканской культур.

Сексуальные революции последних полутораста веков становились симптоматическими показателями продолжающегося кризиса христианства и процесса религиозного упадка в Европе: "Когда боги уходят, остаются лишь половые органы, с которыми можно всегда поиграть заскучавшему человеку". Западная цивилизация — уже давно не христианская цивилизация. Но именно "великая сексуальная революция" 60-х годов стала решающим шагом в формировании принципиально нового типа язычества — глобального язычества потребительской цивилизации.

Кто инспирировал эту революцию, с какими целями, почему именно во второй половине ХХ века — однозначных и убедительных ответов на эти вопросы по-прежнему нет.

…Вера в случайность — это последнее прибежище трусливого интеллекта.

ТЭТЧЕР — ЭРБАКАНУ

И именно тогда же, в 60-е годы прошлого столетия, в элитарных западных изданиях стали появляться политологические исследования, в которых с нарастающей тревогой говорилось о начавшемся "возрождении Ислама". Мировой нефтяной кризис 73-75-х гг. привел к усилению политического, экономического, культурного, идеологического, военного давления на Исламский мир. А после исчезновения с политической карты мира Советского Союза такой прессинг перешел в принципиально новую фазу.

В ноябре 2004 года бывший премьер-министр Турции Наджметдин Эрбакан рассказал мне в Анкаре о весьма примечательном эпизоде. В начале 90-х годов во время одного из саммитов НАТО, когда обсуждалась тема последствий окончательной победы Запада над СССР, "железная баронесса" Маргарет Тэтчер вдруг повернулась к рядом сидевшему Эрбакану и сказала: "Следующими будете вы". Вы — это мусульманский мир. К тому времени Эрбакан был уже хорошо известен своей позицией необходимости глобальной исламской консолидации.

Уже осенью 1992 года Запад пошёл на прямую политическую агрессию: были грубо и незаконно отменены итоги парламентских выборов в Алжире и развязана гражданская война, в которой погибли десятки тысяч мусульман.

Для высшего истеблишмента западной цивилизации главную проблему представляет именно Ислам как мировая религия, а отнюдь не исламский фундаментализм, радикализм или экстремизм. С. Хантингтон в своей знаменитой книге "Столкновение цивилизаций", где прогнозируется неизбежность конфронтации между западной цивилизацией и Исламским миром, сделал весьма примечательную оговорку: "Основная проблема Запада — вовсе не исламский фундаментализм. Это — ислам, иная цивилизация…" Р.Пайпс, в свою очередь, особо подчеркивает острые "конфликты между исламом и современностью в экономических вопросах".

После идеологического обоснования неизбежности столкновения цивилизаций в США, как на заказ, взрываются две башни и предполагаемые "арабские террористы", словно специально, оставляют на самых людных местах экземпляры Корана. Америка, возглавив западный фронт, открыто переходит в военное наступление против мусульманского мира. Захвачены и оккупированы Афганистан и Ирак. Угроза военного вторжения нависла над Сирией и Ираном. Волны исламофобии прокатываются по основным западным странам. Буш заявляет о неизбежности "длительной, на десятилетия, войны против исламского терроризма".

Широкомасштабное наступление против Ислама стало реальностью начала ХХI века.

Суть и цели объявленной войны Исламскому миру сформулированы в долгосрочной программе "демократизации Большого Ближнего Востока". Запад хотел бы поменять реальный, но "неудобный Ислам" "исламом либеральным, демократическим, а потому хорошим", заменить настоящий, но "плохой Коран" на коран, отредактированный в одном из влиятельных американских университетов, еще больше разобщить Исламский мир и форсированно включить его важнейшие части (богатые нефтью и газом) в западную цивилизацию. Наиболее полно эта программа была отражена в докладе "Мусульманский мир после 11/9 2001", подготовленном "Рэнд корпорейшн".

"ЦИВИЛИЗОВАННОЕ ОБЩЕСТВО — ТО, В КОТОРОМ ПРАВЯТ ДЕТИ"

К 1960 году население промышленно развитых западных стран достигло 750 миллионов человек. За последующие 40 лет (а это, напомню, период развертывания последствий и результатов сексуальной революции 60-х) воспроизводство населения в этих странах фактически прекратилось и начался процесс сокращения коренного населения. Из сорока семи европейских стран только одна, мусульманская Албания, демонстрировала в 2000 году уровень рождаемости, достаточный для сохранения народа. Остальная Европа вымирает.

В 1960 году люди европейского происхождения составляли четверть мирового населения; в 2000 году — уже одну шестую; к 2050 году они будут составлять всего лишь одну десятую. К концу ХХI века в Европе, при сохранении нынешних демографических тенденций и без учета иммиграции, будут жить 207 миллионов человек. Из нынешних 82 миллионов населения Германии к 2050 году останется менее 50 миллионов, а к 2100 году эта цифра сократится до 38,5 млн. Население Италии сократится к концу этого столетия до 41 миллиона, Испании — уменьшится на четверть, а всей Европы — на две трети.

Драматические изменения произойдут и между соответствующими демографическими группами. В 2000 году в Европе проживали 494 миллионов человек в возрасте от 15 до 65 лет. К 2050 году их численность сократится до 365 миллионов. За 50 лет соотношение работающих и пенсионеров изменится с пропорции 5:1 до 2:1. Стремительное старение населения уже сейчас приводит ко все большей социальной нагрузке на бюджеты развитых стран, а через двадцать-тридцать лет может привести к катастрофическим последствиям для всей европейской экономики.

Чтобы не допустить падения существующего жизненного уровня (это грозит фатальными социальными и политическими катаклизмами), государства Европейского сообщества должны будут резко увеличить приток иммигрантов. Значительную их часть составляют мусульмане.

Уже сейчас число иммигрантов-мусульман в Европе и в целом на Западе растет, несмотря на усиливающееся политическое, правовое и культурное противодействие такому притоку. Во Франции сегодня проживают 5,8 миллионов последователей Ислама, в Великобритании — 1,6 млн., в США — 7 млн., Италии — 1 миллион, Германии — 1,5 миллиона и т.д. Всего в Европейском Союзе живут более 15 млн. мусульман, и ожидается, что эта цифра возрастет до 40 миллионов к 2015 году.

Динамика численности населения не дает возможности воспроизводить необходимый для Европы уровень рабочей силы. Поэтому иммиграция рабочей силы в основные европейские страны — это не альтруизм или добрая воля со стороны европейских элит, не попытка помочь глобальному мусульманскому сообществу решить свои сложные социальные проблемы, а жесткая эгоистическая мера Запада. Как признает один из экспертов ЕС, достаточно предубежденно относящийся к Исламу: "Экономика западного мира является процветающей за счет притока рабочей силы, в большинстве — мусульман".

Демографические перспективы Российской Федерации еще хуже.

Во-первых, объективно Россия в социально-экономическом, информационном и социально-культурном смысле в значительной степени уже стала частью глобального западного мира. Поэтому проблема самоидентификации России сейчас предельно обострена.

Постепенная интеграция Советского Союза в западную цивилизацию началась де-факто еще в 1961 году, после принятия новой партийной программы, где была сформулирована задача построения коммунистической версии "общества потребления" в СССР.

Мучительный поиск русской национальной идеи в последние десять лет оказывается постоянно безрезультатным. России, которую заставили интегрироваться в западный глобальный рынок и глобальное информационное пространство, России, воспринявшей соответствующие западные ценности и материальные, культурные и информационные стандарты потребления, национальная идея как таковая теперь объективно не нужна.

Во-вторых, в России продолжается системный кризис, который объективно мультиплицирует все существующие негативные тенденции, в том числе и демографические.

В Российской Федерации снижается не только общая численность населения, но и сокращается численность трудоспособного населения. Уже к 2010 году для компенсации недостатка рабочих рук страна вынуждена будет поднять квоту для легальной миграции до 700 тысяч — 1 миллиона человек в год. Еще через двадцать пять лет для поддержания жизнеспособности России потребуется уже около 5 миллионов мигрантов в год.

Возникает весьма странный парадокс, когда речь заходит о воспроизводстве населения как главном критерии наличия или отсутствия воли к жизни.

Казалось бы, индивидуально свободный и благополучный западный индивид, решивший практически все социально-экономические проблемы, разобравшийся в смысле своей хотя бы материальной жизни, демонстрируя свою жизнеспособность и непоколебимую веру в будущее, должен лидировать в мире по уровню рождаемости. Ибо довольные своей жизнью люди должны неминуемо плодиться, перенося на детей радость своего бытия.

Однако почему-то все происходит с точностью наоборот. Практически во всех развитых западных странах вот уже не первый год идет абсолютное сокращение численности населения. Более того, у тех иммигрантов, которые интегрируются в социальные и информационные жизненные условия западных сообществ, рождаемость также резко падает.

ЦИВИЛИЗАЦИОННОЕ САМОУБИЙСТВО

Почему же не увеличивается, а сокращается население в экономически развитых западных странах? Почему здесь слабеет воля к жизни? Почему в нынешней западной цивилизации столь стремительно распространяется комплекс Танатоса?

Говорят, что на Западе личности сегодня активно занимаются самореализацией, творчеством, культивированием гедонизма, поэтому на потенциальных детей не остается времени. Говорят, что дети в нынешней жизни это слишком накладно (в плане личного времени для западного индивида) или отсутствуют соответствующие экономические возможности (российская специфика). Говорят, что слишком много стрессов в нынешней жизни, и это пагубно влияет на здоровье. Говорят, люди из-за этих самых стрессов все больше втягиваются в алкогольную и наркотическую зависимость. Еще многое что, говорят.

Но все же наиболее существенное заключается в другом.

За последние 40-50 лет западная цивилизация неожиданно столкнулась с бурно развивающейся системой разнообразных психических, психоневрологических и психологических расстройств и болезней. Происходит что-то кардинальное не то, если оказывается, что самые распространенные заболевания западного мира — заболевания психиатрического характера. Почти 20 процентов общего бремени болезней в Европе приходится на психические расстройства. Десять стран с самыми высокими показателями самоубийств в мире — это страны Европейского сообщества.

Например, даже по официальным данным, в России почти десять миллионов человек страдают от серьезных психических расстройств. Из них 300 тысяч постоянно находятся в стационарах. Самое распространенное психическое заболевание в стране — шизофрения. Почти каждый второй в стране (точнее, сорок процентов) имеет психические расстройства, пока еще не перешедшие в болезни. Каждый житель Российской Федерации теряет 10 лет жизни из-за "нерешенных и непонятных проблем психического здоровья". Ежегодно в России совершается 60 тысяч самоубийств: это вдвое больше, чем гибнет людей на дорогах.

А что такое наркомания? По сути, тоже специфическое психическое заболевание. По данным российских правоохранительных органов, только официально зарегистрированных наркоманов в 1990-93 годах насчитывалось в стране примерно 20 тысяч. В последующие периоды каждые 3-4 года количество наркозависимых возрастало в разы: 1997 год — 83 тысячи находящихся на учете, 2000 год — 180 тысяч, 2003 год — 228 тысяч. Понятно, что реальных наркоманов в России в десятки раз больше.

Продолжающийся рост пьянства — это тоже показатель увеличения психических расстройств, который прямо влияет на сокращение численности населения в стране. В настоящее время в России официально зарегистрировано более полутора миллионов алкоголиков. По мнению же многих отечественных специалистов, хронически зависимых от алкоголя россиян на сегодняшний день — от 15 до 20 миллионов человек.

Главная причина катастрофического пьянства — не природная склонность россиян к водке, а психологический надлом, связанный с дефицитом самоощущения личностного смысла жизни. Прежде всего — среди мужчин.

Еще в 2001 году Россия занимала 100-е место в мире по продолжительности жизни. Через четыре года, к началу 2005 года, по этому показателю наша страна скатилась на 122 место. Средняя продолжительность жизни российского мужчины сейчас составляет 58,6 лет, у женщин — 73 года. Свыше 30 процентов (а реально гораздо больше) всех мужских смертей в той или иной мере связано с пристрастием к спиртному.

НАСТУПЛЕНИЕ "ГОЛУБЫХ"

Но если говорить о ключевом психиатрическом диагнозе современной глобальной западной цивилизации, то самое опасное по своим последствиям психическое заболевание — импотенция. (Хотя некоторые специалисты считают, что импотенция — это не отдельная, изолированная болезнь, а результат целого ряда психических расстройств и болезней.) В развитых западных странах число абсолютных и ситуативных импотентов постоянно растет, достигая в некоторых случаях уже 80 процентов от числа всех мужчин.

Растущая импотенция сопровождается и другим печальным феноменом — так называемым "кризисом сперматозоида": в экономически развитых западных странах постепенно снижается количество сперматозоидов, вырабатываемых в мужских организмах. Скорость этого процесса, который начался несколько десятилетий назад, составляет минус 1,5-2% в год. Иначе говоря, уже через тридцать-сорок лет мужчина на Западе вообще может лишиться способности к зачатию. В развитых странах фригидность у женщин также возрастает, но все же гораздо меньшими темпами по сравнению с мужской немощью. Обратная сторона импотенции и фригидности проявляется в росте сексуальной распущенности, распространении порнографии, проституции, т.н. гражданских браков, увеличении венерических заболеваний. Например, в Великобритании только за пять последних лет число заразившихся венерическими заболеваниями удвоилось.

Главная причина катастрофически прогрессирующей импотенции в западном мире — господствующий образ и стиль жизни. Личность в этой социальной среде живет в условиях постоянных, сознательно стимулируемых культурно-сексуальных провокаций, которые оказываются действительными энергетическими вампирами, забирающими жизненную энергию, прежде всего у мужчин.

Самой опасной по последствиям для мужского подсознания оказываются внешний вид, одежда современной женщины, навязываемый стиль ее поведения и т.д.

Современная мода скорее не одевает женщину, а предлагает различные формы ее обнажения — полное, частичное и т.д. Соответствующая реклама в преобладающем большинстве случаев построена на эксплуатации женского тела. Женщина как тотальный сексуальный символ неотъемлемая часть современного кинопроизводства, рекламы, телевидения, торговли, шоу бизнеса и т.д.

Именно на мужчину, на его подсознание, направлена эта провоцирующая агрессия. Сталкиваясь на улицах, работе, информационном окружении с раздетыми в разной степени женщинами он каждый раз на генном и молекулярном уровнях испытывает своего рода мини-атомный взрыв в своем мужском сознании. Естественно, нормальный мужчина перестает быть нормальным, и со временем здесь перестают помогать и виагра, и алкоголь, и наркотики.

С другой стороны, тот же стиль современной западной жизни формируют несколько доминирующих образов современной женщины, которая не только не желает рожать детей, но и все более и более не способна рожать здоровых детей.

Это, во-первых, образ деловой, агрессивной женщины-вамп, способной окончательно запугать прогрессирующего в своей неполноценности мужчину. На первом месте для такой женщины карьера: она в полной мере восприняла цивилизационную установку, что рождение детей уменьшает ее социально-должностную мобильность или окончательно ставит крест на её карьере. Поэтому, например, 40 процентов немок с дипломом о высшем образовании в настоящее время остаются бездетными.

Чтобы сделать карьеру, женщины на Западе массово отказываются от функции деторождения. Успешные бизнес-вумен вынуждены делать аборты, чтобы не испортить карьеру. По той же причине бизнес-леди все чаще становятся лесбиянками.

Во-вторых, это образ "оно", существа среднего рода, т.е. женщины, сознательно перестающей быть женщиной, максимально скрывающей свою половую принадлежность, использующей мужской стиль одежды, соответствующее поведение, риторику и т.д.

Есть два основных фактора, которые в значительной степени позволяют объяснить стремительное развитие самоубийственного синдрома Танатоса в рамках западной цивилизации.

Во-первых, это экономический фактор. Женщина-потребитель — ключевой компонент современного западного социума. Наиболее динамичный сектор потребительской экономики — это производство товаров, предназначенных для женщины-потребителя. Именно женщины совершают в той или иной форме свыше 75 процентов всех покупок в мире.

Поэтому максимальная экономическая либерализация женщины, ее освобождение от всех традиционных функций (включая деторождение), которые мешают ей потреблять и участвовать в воспроизводстве экономики потребления — одна из ключевых ценностей современного западного общества.

Во-вторых, это т.н. "голубой" фактор. В определенном смысле Запад можно назвать "формирующейся голубой цивилизацией". Существует прямая зависимость между характером эволюции западной цивилизации в последние пятьдесят лет и ростом численности и влияния все более могущественного гомосексуального сообщества в западных странах. В настоящее время, например, каждый двадцатый коренной житель Великобритании либо гей, либо лесбиянка. Но влияние секс-меньшинств неизмеримо больше их численности, учитывая принадлежность "голубых" и "розовых", прежде всего, к высшим слоям общества.

Гомосексуалисты уже не только не скрывают своих ценностей и своего мироощущения, но и активно их пропагандируют и достаточно эффективно распространяют в нынешнем технотронном обществе. Гомосексуальная идеология одна из ведущих в современном западном социуме. Быть "голубым" становится не только модно, но и все более насущно необходимо для карьеры. Крупные партийные деятели и мэры столиц гордо заявляют о своей "голубизне". Известные на весь мир певцы, художники, дизайнеры, модельеры, композиторы, другие деятели шоу-бизнеса агрессивно демонстрируют свою гомосексуальную принадлежность. Телевидение и кино фактически захватили "голубые кланы". Однополые браки буквально за последние десять лет перестали быть экзотикой и превращаются чуть ли не в норму.

Американский сенатор и гомосексуалист Дж. Стадс, изнасиловавший шестнадцатилетнего подростка, повторно выдвинул свою кандидатуру на пост сенатора от Массачусетса и был благополучно переизбран в этом католическом штате! Другой сенатор, Б.Фрэнк, легко уклонился от обвинений в покровительстве своему любовнику, который владел публичным домом на территории поместья сенатора. Мало того, в годы президента Клинтона сенатор Фрэнк стал приводить своего дружка на открытые заседания сената. В 2001 году гомосексуалист Дж.Хормел стал послом президента США в Люксембурге.

Между прочим, один из наилучших в истории КГБ "кротов", работавших в США, высокопоставленный офицер американского разведывательного сообщества, сам предложил свои услуги советской разведке в знак протеста против "распространения гомосексуализма и наркомании внутри ЦРУ".

Все более "голубеет" и христианство на Западе. Еще в 1972 году в Объединенной церкви Христа (ОЦХ) — старейшей протестантской доминации США — появился первый в истории протестантизма пастор-гомосексуалист, а в 2005 году — первый пастор, сменивший пол. Генеральный синод Объединенной церкви Христа одобрил совсем недавно резолюцию, позволяющую совершать обряды бракосочетания однополых пар. Это решение поддержали около 80 процентов делегатов синода. От ОХЦ не отстает и англиканская церковь, которая также кардинально изменила свое отношение к гомосексуализму. Роуэн Уильямс — архиепископ Кентерберийский и глава этой церкви — в последнее время неоднократно и публично высказывался по поводу необходимости "позитивного отношения" к геям.

Один из известных российских экспертов пишет в этой связи: "Между тем, такое христианство, такая религия, которая, как флюгер, вертится в соответствии с текущими общественными тенденциями, многих не то что привлекает, а активно отталкивает…Такая "свобода" в протестантских церквях, по сути, дискредитирует все христианство. Люди, ищущие "жесткой" опоры в быстро меняющемся и крайне нестабильном мире, не могут доверять "христианам", которые сами не действуют в соответствии со своими же священными текстами и веками выработанным учением. Во многом именно поэтому во всем мире наблюдается рост обращений в ислам, который дает жесткую систему ценностей и активную социальную программу, не отвергая базовые догматы монотеизма".

А между тем, корреляция между верой и большой семьей в человеческой истории абсолютна. Чем более люди преданы вере, тем выше у конкретного народа уровень рождаемости.

Решающую роль в распространении психиатрических синдромов, превращении западного общества в невротическое сообщество, эволюции комплекса Танатоса сыграла весьма узкая, но влиятельная группа западного истеблишмента — создатели и руководители т.н. домов высокой моды. Именно они, фактически являясь идеологами и лидерами "голубого сообщества", собственно и задают тон в определении стилей, моды, образа жизни, т.е. фактически определяют стратегию и тактику западного потребительского социума.

"Голубые" хорошо организованы, структурированы и, естественно, стремятся к политической, культурной и социальной экспансии, вплоть до занятия лидирующих позиций в высших эшелонах власти. Соответственно и вся западная цивилизация постепенно становится объектом широкомасштабного наступления все более влиятельной гомосексуальной идеологии, культуры и психологии.

По мнению одного из российских социологов: "Сообщество геев — это объективно существующая реальность. Большинство из них — вполне социализированные, успешные и талантливые люди. В такой среде гей — это своего рода идеальная человеческая особь. Его модель поведения оптимальна для современного общества. У него нет детей и ответственности за них".

Поскольку гомосексуальное сообщество само не может естественным образом органически воспроизводиться, то и проблема воспроизводства самого западного общества постепенно табуируется и фальсифицируется.

Любопытен еще один момент. При общей тенденции к росту психических заболеваний в рамках западной цивилизации, именно сообщества нетрадиционной сексуальной ориентации демонстрируют самые высокие показатели психических заболеваний и отклонений.

СПРАВЕДЛИВОСТЬ ИЛИ СВОБОДА

Тотальная война против Ислама уже началась. И здесь не должно быть никаких иллюзий. Все нынешние многочисленные, политкорректные разговоры и интеллигентские дискуссии по поводу недопустимости "столкновения цивилизаций", необходимости "диалога цивилизаций" и т.д., и т.п. — все это, по сути, не что иное как "отвлекающие мероприятия".

Есть четыре ключевых момента, которые определяют особую драматическую остроту противостояния западной цивилизации и Исламского мира.

Во-первых, глобальная западная экономика испытывает все больший энергетический дефицит. Страны ОЭСР производят свыше 80 процентов мирового валового продукта. Но зависимость этих стран от поставок нефти из Исламского мира, где сосредоточены 70% мировых нефтяных запасов, 49% — природного газа, 21% — урана и другие стратегические ресурсы, последние тридцать лет неуклонно возрастает.

Исходя из своих цивилизационных интересов, Запад безусловно стремится и будет стремиться к установлению стратегического контроля над ресурсами Исламского мира.

Конечно, многие правящие режимы в мусульманских, арабских странах либо уже интегрированы в западное сообщество, либо вполне готовы сделать это. (Так же как и большая часть нынешнего российского истеблишмента). В то же время в глобальном исламском социуме быстро набирают влияние и мощь социальные силы, которые настроены максимально антиамерикански и антизападнически.

Во-вторых, нынешняя глобализация — это форма полного экономического, военного, политического, идеологического, культурного доминирования Запада. Западная цивилизация уже практически полностью поглотила остатки европейской, североамериканской, российской, индийской, японской цивилизаций. Достаточно успешно Запад сегодня интегрирует в себя и части китайской цивилизации.

Исламский мир, в силу, прежде всего, религиозных факторов и причин, оказывается способным к цивилизационному сопротивлению, отказываясь стать винтиком глобального социально-экономического миропорядка. Торговля со странами Африки, Ближнего Востока и Азии (исключая Китай и другие азиатские "тигры"), а это, прежде всего, страны Исламского мира, обеспечивает не более 9 процентов товарооборота Соединенных Штатов и Европейского сообщества. Причем более двух третей стоимостного объема этой торговли приходится на нефть и нефтепродукты. Инвестиции США и ЕС в этот регион поддерживается на минимальном уровне — не более 1,8 процента совокупного американского и около 4 процентов совокупных европейских инвестиционных объемов.

Более того, мусульманские общины и сообщества на самом Западе не растворяются в общем потоке западного стиля жизни, а эффективно сохраняют свои религиозные ценности и традиции.

Но современная глобализация это и жесткая корпоративная модель, которая не терпит исключений в построении и воспроизводстве различных глобальных рынков и рыночных сегментов.

Например, почему столь настойчиво западные идеологи и политики выступают в защиту прав мусульманских женщин, требуя их "эмансипации", "равных прав", "допуска их на рынки труда" и т.д.?

На нашей планете в настоящее время более 700 миллионов мусульманок. Потенциально это последний огромный, неосвоенный Западом рынок на нашей планете. Если разрушить фундаментальные исламские принципы и нормы, расшатать мусульманский социум, то освобождается огромное экономическое пространство для экспансии западной потребительской цивилизации.

Кроме того, именно женщины в Исламском мире представляют собой наиболее консервативный социальный сектор. Поэтому одним из стратегических направлений западного прессинга против Ислама является "либерализация женщин" от религиозных ценностей. Если Западу удастся это сделать, то структура и основы мусульманского общества в значительной степени окажутся уязвимыми.

Наконец, именно женщины-мусульманки (впрочем как и абсолютное большинство нормальных женщин вообще) являются наиболее последовательными противниками "гомосексуального мышления", "голубого сознания", "жизненного стиля геев".

В-третьих, принципиальная конфронтация между западной цивилизацией и Исламским миром определяется антагонизмом между базовыми социальными ценностями. Для Запада — это безусловная свобода личности (которая на практике выражается в свободе материального выбора для потребляющего индивида). Для Ислама ключевая ценность — справедливость.

Свобода автономного индивида, безусловный приоритет его личных интересов над любыми ценностями по сути является идеологическим фундаментом для обоснования абсолютного приоритета экономических ценностей. Свобода человека, прежде всего, как свобода индивидуального выбора неизбежно порождает партикуляризм индивидуальных интересов, всегда противостоящих интересам другой личности, группы, общества. Между прочим, в истории человечества до сих пор еще не было цивилизации, которая бы во главу угла ставила абсолютную свободу изолированного индивида, также как не было цивилизации, которая на первое место, попирая остальные, ставила бы экономические интересы. Кроме того, "свобода человека" как базовая ценность предполагает ответственность субъекта только за самого себя и только перед самим собой.

Принцип справедливости отвергает абсолютизацию экономической сферы и особо подчеркивает значение взаимосвязанных друг с другом религиозных и социальных ценностей в выявлении и реализации надвременного смысла человеческой жизни.

Принцип исламской справедливости требует всесторонней, тотальной ответственности общества, групп, индивидов — друг перед другом, перед прошлым, перед будущим, но, прежде всего, перед Творцом. Принцип справедливости проявляется в необходимости социальной солидарности.

Свобода неизбежно, рано или поздно, убивает справедливость. Этот объективный трагизм сформулировал в известном афоризме Ф.Ницше: "Надо быть очень сильным, чтобы жить забывая, насколько это одно и то же: жить и быть несправедливым". Свобода предает, убивает, обманывает во имя интересов индивидуума, который имманентно как бы противостоит всему миру. Но именно справедливость рождает истинную свободу — свободу быть покорным Всевышнему, свободу быть каплей, свободно растворяющейся в Океане. Конфликт между западной цивилизацией и Исламским миром — это драма предельно острого столкновения между свободой и справедливостью.

Наконец, в-четвертых, непроходимая пропасть проходит между "голубой" западной цивилизацией и Исламским миром. Одна из главных причин растущего давления на мусульманский мир — это жесткий, бескомпромиссный антигомосексуализм Ислама.

Гомосексуальные отношения строжайшим образом запрещены Исламом. Они противоречат "замыслу Творца, Который создал нас парами", о чем неоднократно говорится в священном Коране: "…и создали Мы вас парами" (78:8); "О люди! Бойтесь вашего Господа, Который сотворил вас из одной души и сотворил из нее пару ей, а от них распространил много мужчин и женщин" (4:1). Ислам строго запрещает внебрачные связи и допускает браки только между мужчиной и женщиной. В этом проявляется великая мудрость Аллаха, Который наделил представителей разных полов такими качествами, чтобы они дополняли друг друга.

Ислам категорически запрещает однополые сексуальные отклонения. С исламской точки зрения эти извращенные действа противны природе человека, ведут к деградации мужского начала и преступлению в отношении прав женщин.

В отношении гомосексуализма в священном Коране Всевышний (с.т.) прямо сказал: "Неужели вы будете восходить (на ложе) к мужчинам из числа обитателей миров (т.е. смертных), пренебрегая вашими женами, которых создал Господь для вас? Да, вы — преступные люди" (Коран, 26:165-166).

Посланник Аллаха Мухаммад (с.с.) проклинал женоподобных мужчин и мужеподобных женщин и говорил: "Изгоняйте их из ваших домов!"

Исторически в мусульманских странах применялись и применяются жесточайшие наказания за гомосексуализм: гомосексуалистов сажали в тюрьмы, побивали камнями, рубили мечом, сжигали на огне. Сегодня в 26 исламских странах предусмотрены строгие уголовные наказания за гомосексуализм и лесбиянство. А в семи странах за гомосексуализм предусмотрена смертная казнь.