Паразитизм США

 

 

 
  • Соединенные Штаты Америки являются сегодня самым ярким в мировой истории примером экономического паразитизма. Составляя только 5 процентов населения Земли, они используют 40 процентов всех мировых потребительских ресурсов. Забирая у человечества большую часть ресурсов, эта страна почти ничего не дает ему взамен, более того, оставляя мертвую природу, отравленные реки и воздух. Треть всех мировых загрязнений окружающей среды осуществляется по вине США. Каждый американец сегодня потребляет за восьмерых жителей Земли... Реальные доходы американцев в 80-е - первой половине 90-х годов росли в два раза быстрее производительности труда.» (2) Кстати, так называемый "золотой миллиард", потребляет 80% мировых рессурсов. Остальные 5 миллиардов, т.е. мы, Африка и т.д. - 20%. (35)

·         „По данным официальной статистики, около 40% населения в возрасте от 16 лет и выше не работают. Не ходят на работу 30% американцев и 50% американок. Больше 10% населения в трудоспособном возрасте работают неполный рабочий день. Таким образом, в целом половина населения США либо не работает вообще, либо работает мало. В США существует многомиллионный слой людей (около 5% трудоспособного населения), которых можно назвать воинствующими тунеядцами. Эти люди нигде не работают, презирают всякий труд и живут на разные пособия и талоны на питание, получаемые от государства“. (2)

·         „90% всех тяжелых, грязных и непривлекательных видов работ выполняют черные, индейцы, а также различные эмигранты, прежде всего пуэрториканцы и мексиканцы. Средняя продолжительность трудовой жизни (трудовой стаж) работающих американцев составляет не более 33 лет“. (2) Хотя на долю темнокожих американцев приходится только 13 процентов населения, они составляют 49 процентов всех заключенных в тюрьмах, отмечает контрдоклад Госсовета КНР в разделе, озаглавленном "Серьезные проблемы расовой дискриминации". Бедных среди белых- 15,3 процентов, а среди темнокожих- 42.5 процента. Со ссылкой на "Нью-Йорк Таймс" китайские аналитики пишут: чернокожие американцы - как бедные, так и богатые- боятся за жизнь из-за "ошибочного подозрения" со стороны полицейских. „Только в одном Нью-Йорке существует двухмиллионная армия негров, которые никогда в жизни не работали. Они не работают уже в третьем поколении. Они совершенно необразованны и не представляют никакого интереса на рынке рабочей силы. Кое-как их сейчас удается сдерживать внутри гетто с помощью социальных пособий. Но как только возможность платить пособия исчезнет... Сейчас в гетто идет внутренняя война. Не каждый из молодых доживает до 21 года, а уж если доживает, к этому времени обладает целым арсеналом. И если их внутренняя война выплеснется наружу, мало никому не покажется. Полыхнет по всей Америке“. (11, 12)

·       В 1750 г., если придерживаться современной терминологии, на страны Третьего мира (в то время это были в основном Китай и Индия) приходилось 73% промышленного производства, а на государства Западной Европы (около 20 стран без России и Восточной Европы) -- чуть более 20%. В 1830 г. соотношение изменилось, хотя и не столь значительно: 60% и 30%. А в 1913 г. оно перевернулось в пользу западных стран в соотношении 80% к 8%. Приблизительно этот порядок держался до начала 50-х годов нашего столетья. И только через 40 лет, к 1993 г., Третий мир нарастил проценты до уровня 23--24%, в результате на "золотой миллиард" стало приходиться около 62--63%.  

Еще более ярко демонстрирует ту же тенденцию сравнение между Китаем и Великобританией. По данным Оксфордского ученого Андрэ Болто, Китай имел самую крупную экономику за весь период "писаной истории". У него же были самые высокие доходы на душу населения до 1500 г. и оставались наибольшими до 1850 г., пока Китай не был захвачен Британией. До 1830 г. на Китай приходилось 30% мирового производства, который упал до 3--4% в первой половине XX века.

О чем говорят эти цифры? Эксперты Лондонского журнала "Экономист" этими цифрами хотели подчеркнуть, что отставание Третьего мира в развитии технологии и техники предопределило падение их экономики. В некоторой степени, в таких утверждениях есть зерно истины. Но только в некоторой степени. Они не заметили, что находящаяся рядом с Китаем Япония, закрывшаяся от западного мира почти на 200 лет и также не имевшая "западной технологии", не только не отставала в своем развитии от Запада, но по многим параметрам опережала ее. Разница между Китаем, Индией и Японией заключалась в том, что последняя избежала колонизации западными странами, а первые оказались жертвами колониализма той же самой Великобритании. Эффект был двоякий: Китай и Индия, а также другие колониальные страны резко замедлили свое развитие, колонизаторы же скачкообразно ускорили свое. XX век подтверждает ту же самую тенденцию: жертвы неоколониализма стагнируют, а империалистические державы -- процветают. Отсюда вытекает один из важнейших выводов. Процветание западных государств в значительной степени являлось и является результатом ограбления Азии, Африки и Латинской Америки, т.е. стран Третьего мира. Ограбление, под каким бы соусом оно не осуществлялось или подавалось, является сутью капитализма, альфой и омегой его внутренней и внешней политики. (50)

·         Организациями, поддерживающими влияние Соединенных Штатов и их технологический сверхимпернализм, помимо ВТО, являются также Международный валютный фонд (МВФ) и Всемирный банк. Тому есть две причины. Во-первых, ВТО, МВФ и Всемирный банк—это наименее демократичные и наиболее закрытые международные организации. Процесс принятия решений в этих организациях покрыт мраком, что позволяет держать весь мир в неведении. Во-вторых, у ВТО и МВФ есть эффективные механизмы давления с помощью обязательств, особенно по отношению к развивающимся странам: у ВТО — путем угрозы прекращения экспорта товаров, а у МВФ—с помощью введения безжалостных условий займов. США используют эти механизмы управления развивающимися странами и помогают собственным международным компаниям, уничтожая все препятствия на их пути. Согласно конвенции, предложенной Соединенными Штатами, самые престижные должности в ВТО, МВФ и Всемирном банке занимают американцы и европейцы. Когда на пост главы ВТО стал претендовать кандидат из развивающейся страны Супачай Панитчпакди из Таиланда наступил настоящий ад. Президент Соединенных Штатов Билл Клинтон угрожал закрытием ВТО, если не примут выбранного Америкой кандидата. Клинтон пояснил, что «при оценке кандидатов основную роль играло то, насколько они отвечают нашим потребностям». По мнению Клинтона, имелось в виду: «насколько кандидаты отвечают потребностям ВТО»6. Неудивительно, что «назначенная ООН команда исследователей назвала Всемирную торговую организацию "кошмаром" для развивающихся стран», пишет Financial. Times. Ее действия «отражают план, продвигающий корпоративные интересы, уже монополизировавшие область международной торговли»7. Согласно журналу Economist, деловой библии правящих кругов, «фонды и банки... стали явным инструментом западной и в особенности американской международной политики»8.

Это означает, что мировая экономика функционирует прежде всего в интересах Соединенных Штатов и возглавляемой ими «большой семерки» стран (с включением в нее России она станет «большой восьмеркой», но это не будет иметь никакого реального экономического значения). Функционирование глобальной экономики для развивающихся стран означает, что продолжают существовать структурные порядки, оставляющие их далеко позади. Пока такие порядки существуют, их развитие будет оставаться проблемой. Однако развитие само по себе создает жестокие условия, работающие против интересов беднейших. «Развитие» обычно сводится к ввозу в развивающиеся страны технологий, зачастую устарелых, из Соединенных Штатов и других развитых стран. Эти технологии разрушают местные возможности производства, что заканчивается еще большим обеднением. Этот известный парадокс, тем не менее, не возымел никакого действия на политику Соединенных Штатов. Если весь мир воспринимается через однобокую призму собственного видения, в соответствии со своим набором простых «ценностей», то не так легко заметить специфику каждой страны и понять, каким образом экономические успехи оборачиваются поражением. Однако неуспех беднейших является прямым следствием действий самых богатых. Соединенные Штаты накапливают мировое богатство с помощью манипуляций восьми типов, которые мы сейчас рассмотрим.

1. Подъем экономики Соединенных Штатов обусловлен накоплениями всего остального мира. «После отказа от золотого стандарта,—говорит Эд Майо, руководитель мозгового центра Лондона — Фонда новой экономики (NEF),—Соединенные Штаты стали получать прибыль благодаря своему положению мирового валютного лидера. Америка выпускает доллары, имеющие хождение во всех странах мира. Америка имеет возможность устанавливать процентные ставки в собственных интересах. Это имело весьма негативные последствия в годы монетаристского правления Рейгана и Тэтчер, когда Соединенные Штаты чрезмерно подняли процентные ставки, что привело к стремительному финансовому краху в Мексике и началу долгового кризиса, ударившего по самым беднейшим странам, которые с тех пор так и не оправились от долгов. Многие государства встали перед сложной дилеммой: установить для своей валюты плавающий курс (жесткое решение, учитывая могущество доллара, йены и евро) или привязать ее к доллару (так называемая долларизация, которая имела ужасные последствия в Аргентине). Когда страны, подобные Аргентине, оказываются в долгах, происходит утечка капитала (в Аргентине — на сумму 130 миллиардов долларов, что приближается к объему общего долга), в то время как образованная элита переводит свои капиталы в банки Соединенных Штатов»,—говорит Майо9. Долговая яма—это простое экономическое решение, разорившее многих мелких фермеров в Соединенных Штатах. Их призывали брать ссуды на приобретение нового оборудования, зерна и т. д., но сколько бы ссуд они ни брали, им трудно выдержать конкуренцию с крупными дельцами, чьи возможности и ресурсы позволяют контролировать продукцию и рынок. Поэтому долговое бремя растет, и мелкие страны (подобно американским мелким фермерам) выплачивают по процентам гораздо больше, чем они способны заработать (или не выплачивают, и тогда растет задолженность).

2. Соединенные Штаты не допускают демократического контроля за своим экономическим воздействием на две трети мирового населения. Большинство стран мира не имеет права голоса в МВФ и не обладает властью, достаточной для того, чтобы инициировать позитивные изменения в ВТО. В частности, господство Соединенных Штатов в мировой экономике, особенно в производственных и финансовых секторах, иллюстрируется порядком выдачи ссуд в МВФ. К примеру, после юго-восточного азиатского экономического кризиса МВФ поставил условие, что Таиланд и Южная Корея должны разрешить международное вмешательство в их экономику—по настоянию Соединенных Штатов. Это было стратегически одно из самых главных условий МВФ, «дополнительный бонус» помимо обычных макроэкономических условий (таких как повышение процентных ставок, сокращение правительственных расходов, экономический рост и дефицит текущего счета). В рамках сотрудничества с МВФ Таиланд должен был позволить иностранным банкам владеть значительной долей в местном банковском секторе. С помощью подобных «условий займа» американские корпорации получают в полную или частичную собственность банки, финансовые учреждения и основные технологические сектора развивающихся стран,

3. Под «либерализацией торговли» Соединенные Штаты однозначно понимают свободу деятельности для американских фирм и транснациональных корпораций. Либерализация торговли (снятие пли сокращение торговых барьеров на пути международной торговли товарами и услугами) началась с 1980-х годов. По условиям Соглашения ВТО по сельскому хозяйству (АоА), а также согласно разработанным Всемирным банком и МВФ программам структурного урегулирования развивающимся странам приходится вносить существенные изменения в свою продовольственную и сельскохозяйственную политику, их экономика должна быть открыта для дешевого продовольственного импорта, они должны ограничивать поддержку собственных фермеров. В то время как Соглашение по сельскому хозяйству требует от членов ВТО снижения тарифов на продовольственный импорт на 24% в течение 10 лет, большинство программ структурного урегулирования требует широких мер по либерализации, таких как приватизация государственных предприятий, отмена субсидий и контроля за уровнем цен. Формально данное Соглашение было принято при участии и согласии развивающихся стран. Фактически же Соглашение было скроено Соединенными Штатами и Европейским союзом. Оксфам описывает Соглашение по сельскому хозяйству как «акт мошенничества», обедняющий сельские районы и разрушающий небольшие хозяйства. Оно позволяет Соединенным Штатам и ЕС дешево экспортировать свои товары в развивающиеся страны, тогда как фермеры, не могущие составить им конкуренцию, оказываются не у дел. Дешевый импорт и демпинговые цены осложняют и без того нелегкую экономическую ситуацию в развивающихся странах. В Гане, к примеру, местные фермеры не могут продать по рыночной цене свою продукцию — зерно, рис, соевые бобы, кроликов, овец и коз—даже на деревенских рынках. Фермеры вынуждены покупать дорогие импортные удобрения и пестициды, а иногда даже и семена, но произведенная ими сельскохозяйственная продукция не окупает затраченных вложений. Тем не менее розничные цены на еду не падают. Все это отражается на благосостоянии сельских жителей. Несмотря на рост производства, отсутствует какой бы то ни было рост жизненного уровня, прежде всего среди сельской бедноты. В результате фермеры вынуждены ехать в перенаселенные города, чтобы добыть себе средства к существованию. Таким образом разрушается местное сельское хозяйство, подрывается производство продуктов питания, и возможность страны обеспечить себя продуктами оказывается под вопросом. Подобная история то и дело повторяется в разных странах.

4. Соединенные Штаты проводят в жизнь такую «экономическую свободу», которая в действительности разрушает экономическую свободу людей. Америка зажимает развивающиеся страны классическим приемом: с одной стороны, она обеспечивает себе свободный доступ на мировые рынки; с другой—препятствует попыткам развивающихся стран продвигать собственные продукты и вытесняет их с американского рынка. Это в американском понимании называется свободной рыночной экономикой. Такая политика проводится под знаменем неолиберализма, что означает возврат к либеральной экономике XIX века, называемой также экономикой «laissez faire» («пусть каждый идет своим путем»), когда участие государства в экономической деятельности строго ограничено. В итоге так называемая свободная торговля, поощряемая ВТО и МВФ, «оказывается сплошным грабежом, приносящим доход только богатым державам, тогда как малообеспеченные страны оказываются под угрозой голода,—говорит Эндрю Симмс, глава мировой экономической программы Фонда новой экономики.—В результате американской политики глобализации и вследствие мошеннической международной торговли бедные страны каждый день теряют около двух миллиардов долларов, 30 000 детей умирают от заболеваний, которые можно было бы предотвратить, и 60 миллионов долларов перетекает от бедных стран к богатым в счет долга»10.

5. США' систематически препятствуют попыткам самых слаборазвитых стран преодолеть бедность и прокормить свое население. Америка ввела огромные пошлины на основные сельскохозяйственные продукты: рис, сахар и кофе; пошлины на арахис, к примеру, превышают 100%. За счет этих торговых ограничений доход беднейших стран мира снижается на 2,5 миллиарда долларов в год. Как следствие—бедственное финансовое положение. На Гаити, к примеру, либерализация рисового рынка с последующим увеличением американского импорта не просто разрушила местное производство риса и разорила хозяйства бесчисленных фермеров: страна в итоге оказалась фактически на грани голода. Практически везде в таких трудоемких сферах занятости, как текстильное, обувное и сельскохозяйственное производство, демпинговые американские товары по ценам ниже себестоимости продукции лишают население средств к существованию и ведут к абсолютной нищете.

6. Соединенные Штаты обманывают самые слаборазвитые страны, делая их еще беднее. К примеру, подумайте, каковы для африканских стран последствия Акта африканского развития и возможностей (AGOA), подписанного президентом Джорджем Бушем в октябре 2001 года. AGOA должен давать возможность беспошлинного и безналогового доступа африканских товаров на американский рынок в обмен на определенные уступки Америке и американским компаниям. Что же получают африканские страны в действительности? Американское правительство гарантирует доступ на рынки только тех товаров, которые не могут негативно сказаться на американских производителях. Следовательно, кофе, сахар и другие приносящие прибыль африканским странам товары не входят в этот список. В частности, AGOA открывает беспошлинный доступ на американский рынок текстиля и одежды, но в реальности на американский рынок легко проникают только ткань и пряжа, произведенные в США. На текстильные товары, сделанные из материалов, произведенных в африканских странах и других регионах, накладываются суровые ограничения. Доступ в этих случаях предоставляется только на годичной основе, и количество продукции не должно превышать 3,5% всего текстиля, импортированного в Соединенные Штаты в течение 8 лет. Более того, правительство США может лишить Африку и этой прибыли, если вдруг обнаружится быстрый рост импорта текстильной продукции в США, который будет угрожать собственным предприятиям. Требование использовать американское сырье для производства африканского текстиля не только подрывает африканскую сырьевую базу; следует учесть также, что импорт американского текстильного сырья в Африку стоит недешево, включая все транспортные и другие расходы, и это приводит к тому, что африканские текстильные товары, экспортируемые в США, оказываются неконкурентоспособными. Причем не из-за того, что они не выдержали конкуренции, а потому, что порядок доступа африканских товаров на американские рынки делает невозможной честную конкуренцию. А что Соединенные Штаты получают взамен? Согласно AGOA африканские страны должны, кроме всего прочего, (1) устранить препятствия для американской торговли и инвестиций, создать режим максимального благоприятствования для американских компаний, оберегать американскую интеллектуальную собственность в соответствии с международными стандартами; (2) продолжать осуществление дальнейшей приватизации, отменить государственные субсидии и контроль за уровнем цен; (3) гарантировать соответствие условий труда международным стандартам и установить минимальную возрастную границу для детского труда; и (4) не участвовать в действиях, которые могут угрожать национальной безопасности США и интересам международной политики. Таким образом, в то время как Америка получает от AGOA реальную и конкретную прибыль, выгода Африки совершенно иллюзорна. Такие «соглашения» несут ответственность за нищету в Африке, усилившуюся за последние 20 лет.

7. Соединенные Штаты постоянно делают все возможное для снижения цен на товары потребления в развивающихся странах. «Антиинфляция — один из главных успехов экономики Соединенных Штатов за последнее десятилетие,—говорит Майо.—Но главной причиной низкой инфляции было постоянное падение цен на товары потребления, производимые на экспорт странами-должниками, а ВТО и МВФ поощряют экспорт как способ рассчитаться за долги. Переизбыток таких товаров, как чай, кофе и арахис, приводит к тому, что экспорт для Африки оказывается неприбыльным. Под давлением ВТО и МВФ поставляется избыточное количество товара, и при этом нет картеля экспортеров (за исключением экспортеров нефти), который смог бы сбалансировать спрос и предложение. Появляющиеся картели оказываются подчинены интересам США, как в случае с потерпевшим неудачу банановым картелем в 1970-е годы, когда страны Центральной и Латинской Америки, производящие бананы, решили последовать примеру ОПЕК. Но, к сожалению, бананы—не нефть, их нельзя оставить в земле, чтобы ограничить поставки — они портятся; впрочем, в любом случае главной причиной крушения этого начинания стали действия американских банановых компаний (в частности, компании Chiquita), которые изо всех сил пытались помешать деятельности картеля. Такова конъюнктура рынка, ориентированного на покупателя, где главный заказчик — американский потребитель. Это путь к дефляции, в результате которой граждане США получают стабильные цены, а колебания экономических показателей ощущаются в странах-производителях; то есть Америкой выстроена такая система мировой экономики, которая всецело идет на пользу экономике США»". Соответственно основу жизни самой богатой нации в истории человечества составляет дешевая еда, обеспечиваемая тяжелым трудом самых бедных стран.

8. Если всего этого оказывается недостаточно, то США в одностороннем порядке прибегают к принудительным экономическим мерам, так называемым санкциям. За минувшие 80 лет такие санкции навязывались в 120 случаях, 104 из них—после Второй мировой войны. Только в 1998 году Соединенные Штаты применили санкции в отношении 75 стран, насчитывающих 52% мирового населения.

Выигрывают от этих глобальных экономических манипуляций американские потребители. Когда американец изучает мировую экономическую ситуацию, он видит бедность и низкий уровень развития, при этом ничего не меняется в лучшую сторону. Он верит политикам и средствам массовой информации, твердящим, что Америка — самая щедрая страна в мире. Вот одна из главных составляющих «осведомленного безразличия». По данным ОЭСР (Организации экономического сотрудничества и развития), за период с 1995 по 1999 год Америка оказала международную финансовую помощь на общую сумму от 6 до 9 миллиардов долларов. Если смотреть в абсолютных цифрах, то зарубежная помощь, оказанная Японией за тот же период, превышает американскую: от 9 до 15 миллиардов долларов. Но чистые цифры значат меньше, чем доля валового внутреннего продукта (ВВП), выделяемого в Фонд международной помощи. По данному показателю США занимают 22-е место среди 22 самых развитых стран. Как заметил бывший президент США Джимми Картер: «Мы самая скупая нация»12. Первое место занимает Дания, которая выделяет в Фонд международной помощи 1,01% ВВП, США же—только 0,1%. Согласно решению ООН, в Фонд международной помощи должно перечисляться 0,7% ВВП, но этого уровня достигают только четыре страны: Дания—1,01%, Норвегия—0,91%, Нидерланды—0,79%, Швеция—0,7%. Помимо того, что Америка—наименее щедрая страна. Соединенные Штаты избирательно подходят к вопросу о том, кому они будут оказывать помощь. Больше 50% средств, выделяемых на зарубежную помощь, тратится на ближневосточные страны со средним доходом, и Израиль получает самую большую долю. Как было написано в официальном интер-нет-сайте Агентства США по международному развитию (USAID): «Главный бенефициарий американской программы международной помощи — это сами Соединенные Штаты». На сайте также сказано, что около 80%) контрактов и субсидий от USAID поступают «непосредственно американским компаниям», а программы USAID помогли созданию новых рынков сбыта для американских товаров и «сотни тысяч рабочих мест»13. Помощь, необременительная для американских граждан, служит интересам американской международной политики, в результате чего бедные страны платят «налог», субсидируя компании самой богатой в мире страны.  (100)

  • Майкл Йейтс

Бедность и неравенство в глобальной экономике

Майкл Д. Йейтс - член редакторской группы «Мансли ревью». Много лет он был профессором экономики в Питтсбургском университете в Джонстауне. Он автор книг «Дольше работа, меньше рабочих мест: занятость и безработица в Соединенных Штатах» (1994), «Почему важны профсоюзы» (1998) и «Называя систему: неравенство и работа в глобальной системе» (2004), все изданы в «Мансли ревью пресс».

Капитализму уже несколько сотен лет и сегодня он господствует практически во всех частях света. Его защитники объявляют его величайшим мотором роста производства, который когда-либо видел мир. Они доказывают, что нет ничего другого, что улучшило бы настолько стандарт жизни для каждого обитателя Земли. Благодаря капитализму мы все «ковыляем к утопии», - как выразился экономист из Калифорнийского университета в Беркли Дж. Брэдфорд ДеЛонг - хоть и медленно, но приближаемся к миру, в котором каждый достигнет уровня жизни американского среднего класса  1 .

Учитывая долгий срок существования капитализма и непрекращающиеся споры между его приверженцами, кажется уместным спросить: а действительно ли мы «ковыляем к утопии»? Давайте рассмотрим три вопроса: уровень бедности и неравенства в самой богатой капиталистической экономике - экономике Соединенных Штатов; уровень бедности и неравенства в бедных странах мира; разрыв между странами, находящимися на верху капиталистической иерархии и на ее дне.

О Соединенных Штатах часто говорят как о стране, в которой преобладает средний класс, где бедному относительно легко стать человеком со средствами. Уверяют, что здесь господствует равенство возможностей. Сложно понять, что конкретно означают фразы типа «средний класс» и «равенство возможностей», но логично было бы считать, что в таком обществе не должно быть повсеместно распространенной бедности, а люди должны быть экономически очень мобильны.

Данные по бедности и неравенству доходов и богатства не очень-то согласуются с таким представлением. В Соединенных Штатах федеральное правительство определило «черту бедности», минимальный уровень дохода, ниже которого начинается бедность. Это доход, ниже которого семьи начинают сталкиваться с серьезными проблемами и попадают в безвыходное положение, когда сталкиваются с любым экономическим кризисом, например, болезнью ребенка или травмой на работе. Официальная черта бедности в три раза превышает минимальную сумму расходов на питание, рассчитанную Министерством сельского хозяйства, а это сам по себе очень скромный стандарт с многочисленными ограничивающими и нереальными предположениями. В нем считается, например, что бедные семьи смогут купить продукты по самой дешевой цене и знают, как превратить дешевые продукты в питательные обеды. В 2002 году черта бедности составляла 18392 доллара в год на семью из четырех человек или 12,60 доллара на человека в день. В 2002 году 34,6 миллионов человек или 12 процентов населения жили в бедности. Бедных было 24 процента среди негров и 21,8 процента среди испанцев. В 2001 году (у меня нет данных по 2002 году) 35,2 процента негритянских детей и 21,8 процента испанских в возрасте до 6 лет жили в бедности. Эти показатели все время колеблются, растут и спадают, и хотя совсем недавно они были еще выше, и сейчас они необыкновенно высоки, особенно если принять во внимание огромную производственную мощность американской экономики и двухсолетний срок, в течение которого эта мощность возрастала. И если мы будем пользоваться более реалистичным определением бедности - половиной среднего дохода, определением, которое обычно используется для сравнения богатых капиталистических экономик - частота бедности резко повысится до 17 процентов (в 1997 году) или более 45 миллионов человек  2 .

Какова вероятность того, что эта огромная бедность будет ликвидирована? Не очень высокая, учитывая, что бедности сопутствует огромное и растущее неравенство как дохода, так и богатства, неравенство, впитавшееся во все законы движения капитализма.

В Соединенных Штатах в 2000 году неравенство в доходах было больше, чем в любой период после двадцатых годов, 5 процентов самых богатых домохозяйств получали в шесть раз больше доходов, чем 20 процентов самых бедных домохозяйств - это примерно в 4 раза больше, чем в 1970 году. Исследование, проведенное экономистом Полем Кругманом (который искусно критикует администрацию Буша в своей колонке в «Нью-Йорк Таймс») показало, что вероятно почти 70 процентов всего роста доходов США в 80-е годы пришлось всего на один процент населения - на самые богатые семьи. Что же касается материальных ценностей, то в Соединенных Штатах в 1995 году 1 процент самых богатых домохозяйств владел 42,2 % всех акций, 55,7 % всех облигаций, 44,2 % всего управляемого по доверенности имущества, 71,4 % всех некорпоративных предприятий и 36,9 % всей недвижимости, не включающей дома. Как и неравенство доходов, неравенство богатства все время возрастало, по меньшей мере в течение последних 20 лет  3 .

Огромное и возрастающее неравенство насмехается над самой идеей равенства возможностей. Давайте проведем мысленный эксперимент:

В Питтсбурге, Пенсильвания, ... живет необыкновенно богатая семья, Хиллманы, располагающая чистым доходом в несколько миллиардов долларов. Один из их домов, расположенный на бывшей некогда фешенебельной Пятой авеню, представляет собой роскошный особняк с примыкающим к нему великолепным куском земли. Примерно в трех милях на запад от их дома располагается городской район Хоумвуд, узкие улочки которого прославил писатель Джон Эдгар Вайдеман. На улице Норс Ланг там есть три соединенных вместе дома. Один из крайних домов брошен на произвол крыс и наркоманов... Нищета, глубокая и убивающая, правит бал на этой улице и в этом районе, который может похвастаться самый высоким в стране уровнем детской смертности.

Представьте себе двух детей. Один родился в доме Хиллманов, а другой в доме на Норс Ланг. У первого двое богатых и влиятельных родителей, у второго - одна мать, у которой на руках трое детей и которая работает ночами. Давайте поставим несколько элементарных вопросов. У какой матери будет лучший уход за здоровьем, с регулярными посещениями врача, лекарствами при необходимости и здоровой диетой? У какого ребенка при рождении будет нормальный вес? Какой ребенок получит правильное питание и медицинский уход в раннем детстве? Если у бедного ребенка всего этого не будет, кто вернет ему потерянные клетки мозга? Какой ребенок будет с большей вероятностью страдать от последствий отравления свинцом?.. Если оба ребенка заболеют посреди ночи, кого из них с большей вероятностью доставят вовремя в больницу?

Когда дети подрастут, каких людей они будут встречать? Кто из них встретит людей, которые помогут ему поступить в колледж, или найти работу, или отыскать средства для делового предприятия?... Кто пойдет в лучшую школу? Кому дома будут доступны книжки, журналы, газеты и компьютеры?... У кого будут заботливые учителя, работающие в хорошо оборудованной и безопасной школе? Кто из них будет бояться сказать учителю, что у него дома нет цветных карандашей и разноцветной бумаги?... Когда эти два ребенка выйдут на рынок труда [естественно, богатый ребенок никогда не выйдет на рынок труда в таком же смысле, как бедный], кто будет более производительным?  4 

Мы можем подкрепить наш мысленный эксперимент эмпирическими данными. Сейчас понятно, что в Соединенных Штатах - где политики и "мудрецы" все время пропагандируют миф «ты можешь стать тем, кем хочешь» - «все более очевидно, что секрет к успеху - иметь успешных родителей». Недавние исследования показали, что если доход ваших родителей находится в верхних 20 процентах распределения семейных доходов, у вас 42,3-процентные шансы тоже попасть наверх, и только 6,3-процентные шансы свалиться в нижние 20 процентов. Если доход ваших родителей находится в нижних 20 процентах, у вас только 7,3-процентная вероятность попасть в верхние 20 процентов. Не подлежит сомнению, что эти корреляции будут еще более сильными, если мы примем во внимание не только доход, но и богатство. Если ваши родители входят в верхний 1 процент распределения доходов (и следовательно, скорее всего располагают огромным богатством, чего явно не скажешь о родителях из нижних 20 процентов), то ваши шансы попасть в верхние 20 процентов определенно выше, чем 42,3 %  5 .

К малым шансам на преодоление бедности добавляется и тот факт, что неравенство само по себе создает множество нежелательных социальных последствий. Исследования неравенства показали, что если рассмотреть два штата в США или две страны с одним и тем же средним доходом, то показатели того, что можно назвать «социальным здоровьем», будут хуже в том штате или в той стране, где больше неравенство в доходах. Говоря другими словами, одинаково бедные люди могут оказаться в худшем положении по многим социальным показателям, если они живут в штате или в стране с большим неравенством в доходах. Используя как меру неравенства долю дохода, идущего самым бедным 50 процентам домохозяйств в каждом американском штате, исследователи обнаружили, что эта доля обратно пропорциональна показателю смертности в штате. Кроме того,

Мера неравенства была также сопоставлена с другими социальными условиями помимо здоровья. Штаты с большим неравенством в распределении доходов также имеют более высокий процент безработицы, больший процент заключенных, больший процент людей, получающих пособия или талоны на продукты, больший процент людей, не имеющих медицинской страховки. И опять-таки лучшим индикатором здесь служит разрыв между богатыми и бедными, а не средний доход по штату.

Интересно, что штаты с бОльшим неравенством распределения доходов также тратят меньше денег на образование в расчете на одного человека, там меньше книг на одного ученика, и хуже успеваемость, в том числе худшие навыки чтения, знание математики и более низкий процент окончивших среднюю школу.

Штаты с большим неравенством в доходах также имеют больший процент детей, имевших при рождении недостаточный вес; большую долю самоубийств; больший процент насильственных преступлений; большее количество людей, неспособных работать из-за инвалидности; большее количество курильщиков; большую долю людей, ведущих сидячий (неактивный) образ жизни  6 .

Большое и все время растущее неравенство подрывает политическую силу тех, кто находится внизу, увеличивая вероятность того, что программы социальной помощи, помогающие сгладить опасные последствия бедности, будут свернуты, а вместо них будет проводиться политика дальнейших поблажек богатым. Бедные, видя зияющую пропасть между ними и теми, кто находится наверху, все сильнее чувствуют отчаяние и безнадежность  7 .

Хотя в самой богатой капиталистической стране нищета и неравенство огромны, они не идут ни в какое сравнение с большинством других экономик, которые являются одновременно и капиталистическими, и бедными. Всемирный Банк оценил количество людей в различных странах и по миру в целом, живущих на 1 и 2 доллара в день. В Нигерии, например, в начале 90-х годов 90,8 процентов населения жили на 2 доллара в день или менее; в Индии этот показатель в 1997 году был 86,2 процента. Всемирный банк оценил, что из 6 миллиардов людей на земном шаре 2,8 миллиарда живут на два доллара в день или меньше (около 45 процентов); 1,2 миллиарда живут на 1 доллар в день или меньше (около 20 процентов).

Всемирный банк также использует показатель, сопоставимый с американской чертой бедности. Вспомним, что американский уровень равен 12,60 доллара на человека в день. Показатель банка для бедных стран сейчас немного меньше, чем 1 доллар в день. Используя эту цифру, банк заявил, что бедность в 1990-е годы уменьшилась во всем мире. Однако этот вывод подозрителен. На доллар в день в бедной стране действительно легче прожить, поскольку цены там ниже, а доллар в день в США - это очевидная нищета. Если с течением времени в бедной стране снижаются цены, то, при прочих равных условиях, количество людей, живущих в нищете, будет уменьшаться. Проблема однако в том, что Всемирный банк, говоря о ценах в бедной стране, имеет в виду индекс всех цен, а не цен товаров, которые покупают самые бедные. Вообще говоря, относительно самые низкие цены и цены, которые сильнее всего снижаются, установлены в бедных странах на услуги, которыми вряд ли пользуются неимущие. Как пишет журналист Джордж Монбиот: «Оценка [Всемирным банком] покупательной способности бедных основана на измерении их возможностей покупать любые товары и услуги, предлагаемые экономикой: не только продукты, воду и кров, но и авиабилеты, педикюр и персональные занятий фитнесом. Проблема в том, что в бедных странах основные товары часто дороже, чем в богатых, а услуги обычно намного дешевле [из-за огромного избытка рабочей силы]...». Он продолжает: «Но очень бедные, конечно, не приобретают услуг уборщиц, водителей или парикмахеров». Двое исследователей из Колумбийского университета подсчитали, что при внесении коррективов в методологию Всемирного банка число людей, живущих в абсолютной бедности, поднимется с 30 до 40 процентов, сводя на нет предполагаемое сокращение бедности  8 .

В связи с уровнем бедности, рассчитываемым Всемирным банком, надо заметить, что Всемирный банк стал инструментом продвижения крупномасштабного экспорта сельскохозяйственных продуктов из бедных стран. Многие люди, находящиеся ниже черты бедности, установленной Всемирным банком, - это крестьяне, живущие натуральным хозяйством и не участвующие в денежной экономике. Их экономическое благосостояние нередко больше, чем можно определить по показателю «доллар в день». Когда настойчиво поддерживаемый Банком тип сельского хозяйства лишает их собственности и вынуждает переехать в город, их доход может превысить черту бедности, рассчитанную Банком, но на деле уровень их жизни значительно снизится.

Бедность в глобальных масштабах сопровождается огромным и все время растущим неравенством в распределении доходов. Мы уже подробно разбирали этот вопрос в ноябрьском номере нашего журнала в 2002 году. Стоит переформулировать и дополнить то, что писалось тогда. В Китае и Индии, двух самых населенных странах мира с самой быстроразвивающейся экономикой, неравенство быстро увеличивается. В Китае, бывшем когда-то крайне эгалитарной страной, неравенство в распределении доходов почти не отличается от соответствующих американских показателей. В Китае произошло, наверное, самое большое перераспределение доходов в его истории. В Индии «большинство выгод быстрого экономического роста достаются 20 самым богатым процентам общества». В стране «350 миллионов [человек] - более трети населения - живут в откровенной нищете... Только в Калькутте примерно 250000 детей каждую ночь спят на тротуарах»  9 .

Экономист Всемирного банка Бранко Миланович провел наиболее тщательные измерения неравномерности доходов по всему миру. Используя огромное количество данных по экономике домохозяйств, охватывающие весь мир, он обнаружил, что:

1 процент самых богатых людей мира получают столько же доходов, сколько 57 процентов самых бедных. 5 процентов самых богатых получили в 1993 году средний доход в 114 раз больший, чем 5 процентов самых бедных, в 1988 году доходы различались лишь в 78 раз. Самые бедные 5 процентов стали еще беднее, потеряв 25 процентов реального дохода, а реальный доход 20 процентов самых богатых увеличился на 12 процентов, почти в два раза больше, чем средний общемировой доход. Неравенство в мире растет, потому что растет неравенство между странами и внутри стран. Богатые государства становятся богаче, а бедные - беднее; богатые в каждой стране богатеют за счет бедных. Миланович рассчитал, что мировой коэффициент распределения доходов [мера неравенства, меняющаяся от 0 до 1 по мере роста неравенства] колеблется между 0,66 и совершенно страшными 0,80 в зависимости от методов пересчета одной валюты в другую  10 .

Результаты Милановича подкрепляются самым последним документом ООН «Отчет о человеческом развитии», в котором сообщается, что доход 25 миллионов самых богатых американцев равен совокупному доходу около двух миллиардов самых бедных людей в мире (2 миллиарда - это 25 миллионов * 80). В 1820 году доход на одного человека в Европе был в три раза выше, чем в Африке; к 1990 годам он стал более чем в 13 раз выше. Наполняя эти цифры человеческим смыслом, отчет продолжает: «Статистика сегодняшнего дня вызывает стыд: за последние десять лет 13 миллионов детей умерли от желудочно-кишечных заболеваний. Каждый год свыше полумиллиона женщин, одна в минуту, умирают, не перенеся беременности или родов. Более 800 миллионов человек страдают от недоедания». Кроме того, «для многих стран девяностые стали десятилетием отчаяния. 54 страны стали беднее, чем были в 1990 году. В 21 стране увеличилось количество голодающих. В 14-ти большее количество детей стало умирать в возрасте до 5 лет. В 12-ти сократился набор детей в младшие классы. В 34 странах упала средняя продолжительность жизни. Такой регресс в основных жизненных показателях раньше наблюдался очень редко». Экономист Джеймс Гэлбрейт пишет: «После анализа большого количество развивающихся стран в рамках проекта «Неравенство», выполненного в Техасском университете, было установлено, что в большинстве из них неравенство увеличивается и только в некоторых уменьшается». Во Вьетнаме только за два года, между 1999 и 2001, разрыв между самыми богатыми и самыми бедными почти удвоился  11 .

Защитники капитализма не только провозглашают реальное равенство возможностей внутри одной страны, но уверяют, что бедные национальные экономики имеют все шансы однажды стать богатыми. Так ли это?

Разрыв между богатыми и бедными внутри отдельных стран дополняется разрывом между странами. Поскольку население различных стран сильно отличается, для сравнения стран обычно используют валовой внутренний продукт (ВВП) на душу населения. Подобные сравнения дают огромную разницу между государствами. На вершине находятся так называемые «богатые страны»; по большей части это капиталистические державы, первыми начавшие индустриализацию и путем завоеваний и колонизации захватившие повсюду рычаги управления миром, от Латинской Америки и Африки до Юго-Восточной азии. Внизу находятся самые нищие из «бедных стран», располагающиеся на передающем конце силового механизма богатых государств. Такие страны как США, Норвегия, Япония, Германия и Франция располагают доходом на душу населения от 20 до 100 раз большим, чем страны типа Эфиопия, Малави, Афганистана и Боливии. Важно заметить, что большинство богатых стран - это те самые страны, где впервые появился капитализм, а история большинства бедных стран - это долгое время колониального и империалистического господства. В терминах среднедушевого ВВП ни одна латиноамериканская страна не попадает в верхние 35 позиций, ни одна африканская - в верхние 55. Более половины из 50 самых бедных стран находятся в Африке. Шестьдесят процентов из 50 самых богатых стран расположены или в Европе, или в Северной Америке.

Если для измерения благосостояния стран мы будем использовать натуральные показатели, мы увидим те же самые различия. В США ожидаемая продолжительность жизни женщины - около 80 лет, в Швейцарии - 82, но в Афганистане - 46, в Сьерра-Леоне - 39. Детская смертность - 3,98 на тысячу в Норвегии, и 101 - в Эфиопии  12 .

Экономисты доказывают, что бедные страны просто находятся на нижней ступени «лестницы развития» и с течением времени, особенно если они примут принципы «свободного рынка» (в основном сводящиеся к устранению всех барьеров на пути предпринимателей, пытающихся делать деньги, например, отмене торговых ограничений, трудового законодательства, субсидий бедным, закрытию государственных предприятий, введению свободной продажи земли), они тоже превратятся в богатые страны. На реальном примере эту гипотезу конвергенции продемонстрировать нелегко. Хотя несколько бедных стран, в основном азиатских, и стали богатыми (Южная Корея, например), большинство так и остались бедными. Ланс Притчетт, экономист Всемирного банка, даже убедительно доказал, что в терминах среднедушевого дохода в период с 1870 до 1960 года самые бедные страны мира все больше отставали от богатых. Интересна логика, лежащая в основе методологии Притчетта. Он сравнил одну из самых богатых стран мира, Соединенные Штаты, с одной из самых бедных - Эфиопией. Экономист рассчитал отношение ВВП на душу населения для США и Эфиопии в 1960 году (разделив американский показатель на эфиопский) и заметил, что говорить о конвергенции можно только, если отношение ВВП в 1870 году было больше. Но если бы это было правдой, то доход на одного эфиопца в 1870 году был бы настолько низок, что его не хватило бы даже для поддержания жизни! Отсюда Притчетт сделал вывод, что никакой конвергенции не происходило.

Мы располагаем также убедительным доказательством того, что расхождение богатых и бедных стран после 1960 года продолжалось, ускорившись после 1980 года, когда по всему миру стала массово проводиться политика «свободного рынка». В период с 1980 до 2000 года в странах с самым высоким ВВП на душу населения был и самый высокий экономический рост, неравенство между странами таким образом возросло. Английский журнал «Экономист», цитируя экономистов, считающих, что неравенство в мире уменьшается, считает, что мы должны сопоставлять среднедушевой ВВП в каждой стране с ее населением. Тогда оказывается, что две самые населенные страны, Индия и Китай, в этот период имели очень высокие средние темпы роста, из чего делается вывод, что по соотношению роста к населению, неравенство в мире уменьшилось. Однако «Экономист» упускает из виду, что растет неравенство внутри самих этих стран, что особенно заметно в Китае. Принимая этот факт во внимание, доказать, что неравенство уменьшилось, становится сложно.

Даже если мы предположим, что бедная страна растет намного быстрее, чем богатая, этот относительный больший рост должен продолжаться очень долгое время, чтобы доход на душу населения приблизился к показателям богатых стран. Притчетт так писал об Индии, стране, которая некоторое время росла быстрее, чем Соединенные Штаты, и которая сейчас продолжает расти:

... несколько развивающихся стран действительно «догоняют» развитые, то есть темпы их роста больше, чем темпы роста США. Кто же эти счастливые «преследователи», собирающиеся побороть Соединенные Штаты? В Индии, например, был зарегистрирован среднегодовой рост в 3 процента в период с 1980 по 1993 год. Если Индия сохранит такие темпы еще 100 лет, ее доход достигнет сегодняшнего уровня богатых стран. Если Индия сможет продолжать так еще 377 лет, то мои пра-пра-пра-пра-пра-пра-пра-пра-пра-пра-пра-пра-пра-пра-внуки как раз увидят, как Индия «догонит» развитые страны  13 .

Учитывая все это, сложно не придти к выводу, что неравенство как внутри стран, так и между странами внутренне присуще капитализму. Довольно просто и увидеть почему. Богатство в капиталистической экономике по определению разделено не поровну: капитализм - это экономическая система, в которой мертвыми средствами производства (то, что общепринятая экономика называет «капиталом») владеет только малая часть всех людей. Неравенство богатства в рыночной экономике должно, опять-таки в силу самой природы системы, создавать неравенство доходов. Капиталистическая система всегда «строится» из лучших, то есть тех, кто при прочих равных условиях, начав с самых выгодных условий, продолжает забирать львиную долю годового дохода. Поэтому, когда в капиталистической экономике нет ограничений и регуляторов, неравенство в ней неизбежно увеличивается.

Другими словами, в основе неравенства лежит классовая природа капитализма. Меньшинство собственников пользуется встроенными преимуществами по сравнению с неимущими, как в терминах экономического принуждения на рабочем месте, так и в терминах политической власти в самом обществе. При любой удобной возможности они пользуются своей силой, чтобы забрать еще большую долю дохода общества. Примеры этому слишком многочисленны, чтобы их здесь приводить.

Рост неравенства между странами и внутри стран поддерживается увеличивающейся властью собственников и уменьшающейся властью рабочих (а в бедных странах и крестьян). Если мы посмотрим на мир объективно, доход страны распределен более равномерно там, где сильнее рабочие и крестьяне. Если в бедной стране они слабы, такие страны сильнее втягиваются в объятия богатых стран и неравенство между странами растет. Растет неравенство и внутри самих стран, а доходы бедных падают до уровня, едва достаточного для поддержания жизни, или еще ниже. Это справедливо, даже если среднедушевой ВВП растет высокими темпами. Точно также в богатых странах: чем слабее рабочие, тем больше неравенство и тем меньше вероятность, что рабочие будут солидарны со своими братьями и сестрами из бедных стран. Это не случайность, что в США самое слабое рабочее движение и самое большое неравенство в доходах из всех богатых стран.

Неравенство в доходах и в богатстве (и всех социальных индикаторах, связанных с этими показателями неравенства) - это глубокое противоречие самого капиталистического способа производства. Предполагается, что рабочие и их наниматели встречаются на рынке труда как равные, и каждый из них свободен заключить договор. Однако результаты этого договора в огромной степени оказываются перекошены в пользу нанимателя.

В капиталистической экономике любой свободен делать деньги, но удивительно мало людей реально этим занимаются. Капиталистическая экономика предана идеям эгалитаризма, но последствия нормального хода вещей в ней оказываются крайне неэгалитарными. То же самое противоречие очевидно и в отношениях между странами. Страны свободно вступают в торговые отношения, но в результате этой торговли возникает огромное неравенство в среднедушевом ВВП.

Это вопиющее противоречие требует разрешения. С одной стороны, рабочие и крестьяне образуют различные организации, что бороться с неравенством, создаваемым системой. Результаты их работы бывают разные - иногда они ухитряются вырвать какие-то уступки у хозяев, намного реже - совершают революцию, меняющую всю систему целиком. Но с другой стороны, капиталисты и множество их наемников пытаются сохранить статус-кво, следя, чтобы это противоречие не порождало действий, угрожающих их собственному существованию. Вряд ли нужно упоминать, что сила и насилие - самые важные элементы в арсенале правящего класса, особенно когда встает угроза революции. Однако есть и немало другого оружия - переманивание рабочих и крестьянских лидеров, стратегические уступки (самым ярким примером которых может служить «социальный договор» между работодателями и профсоюзами в Западной Европе и его ослабленная версия в Соединенныех Штатах), огромный идеологический аппарат, убеждающий людей, что никакого противоречия вообще нет. Что касается последнего метода, то нас с утра до вечера кормят прокапиталистической пропагандой, в которой информация искажается или замалчивается: рабочие там называются «партнерами»; мысль о том, что богатые преуспевают в системе за счет бедных, объявляется «политикой ненависти»; бедные страны все дальше отдаляются от богатых, потому что они еще недостаточно приняли свободный рынок; и так далее.

Кричащее и все время растущее неравенство, заметное везде в капиталистическом мире, дор сих пор еще не вызвало массированного сопротивления. На деле в США рабочие часто поддерживают политику правительства, откровенно противоречащую их интересам, идущую на пользу только богатым, например, отмену налога на имущество и сокращение налога на доход  14 . Однако по некоторым признакам можно судить, что богатых и сильных ждут неприятности. В бедных районах по всему миру развертывается что-то типа «социальной войны», не заметной на экранах радаров. Нередко она сводится к насилию внутри класса, но пугает и элиту. Игнасио Рамоне писал в «Ле монд дипломатик»:

Столкнувшись с тем, что СМИ называют нестабильностью, некоторые страны - в их числе Мексика, Колумбия, Нигерия и Южная Африка - теперь тратят на эту социальную войну больше средств, чем на оборону страны. Бразилия расходует 2% ВВП на вооруженные силы и более 10,6% на защиту богатых от отчаяния бедных  15 .

Более широкую известность получил широкий спектр социальных движений, так или иначе направленных на разрешение проблемы глобального неравенства: вооруженная революционная борьба в Колумбии и Непале; крестьянские движения по всей Латинской Америке (самые последние по времени - в Боливии); движения бедных и безработных в самых разных странах, например, Аргентине и Южной Африке; далеко идущее широкое глобальное движение за справедливость, включающее помимо прочего кампании против долга третьего мира, детского труда, потогонной системы, торговых соглашений, кражи земли, разрушения окружающей среды.

Невозможно пока сказать, во что выльются и «простые», и более осознанные протесты. Но невозможно избавиться от чувства, что политическая борьба в следующие десятилетия окажется тесно связаной с кричащим и бессовестным неравенством, ставшим отличительной чертой современного капитализма. В этих условиях система вряд ли преуспеет и дальше удерживать крышку над кипящим котлом несогласия.

1 Подробности рассуждений ДеЛонга, в том числе черновики новой книги «Ковыляя к утопии» можно найти на http://econ161.berkeley.edu/TCEH/Slouch_title.html.

2 Для дополнительной информации по бедности см. Lawrence Mishel, Jared Bernstein, and Heather Boushey, «The State of Working America», 2002-2003 (Ithaca, N.Y.: Cornell University Press, 2003), 309-56. Наиболее свежие данные американского Бюро переписи можно посмотреть на http://www.census.gov. Сравнение стран по 50 процентам среднего дохода населения см. Mishel, State, 416.

3 Неравенство доходов см. Mishel, Berstein, & Boushey, State, 33-112. Данные по доходам в этом абзаце взяты с http://www.census.gov. Данные по распределению богатства взяты из книги Doug Henwood, «Distributing the Booty http://www.panix.com/~dhenwood/Wealth_distrib.html. Данные Кругмана из Paul Krugman, «The Rich, the Right, and the Facts,» The American Prospect 11 (fall 1992), 19-31.

4  Michael D. Yates, Naming the System: Inequality and Work in the Global Economy (New York: Monthly Review Press, 2003), 58-59.

5 Экономист Алан Б. Крюгер сообщает о соответствующих исследованиях в «The Apple Falls Close to the Tree, Even in the Land of Opportunity New York Times, November 14, 2002.

6 Цитата взята из Yates, Naming, 60. Она позаимствована из Peter Montague, «Economic Inequality and Health http://www.korpios.org/resurgent/Inequality&Health.htm.

7 См. Helen Epstein, «Enough to Make You Sick? New York Times Magazine, October 12, 2003.

8 Данные Всемирного банка по бедности см. в Отчетах Всемирного банка по развитию, http://www.worldbank.org. Об ошибках в методах расчета показателей бедности Всемирным банком смотрите статьи на http://www.columbia.edu/~sr793/. Цитата взята из George Monbiot, «Poor but PedicuredThe Guardian, May 6, 2003.

9 Paul Watson, «In India, No Job is Too Small Los Angeles Times, October

25, 2003.

10 Цитата из Yates, Naming, 57-58. Оригинал: Branko Milanovic, «True World Income Distribution, 1988 and 1993: First Calculations Based on Household Surveys Alone The Economic Journal 112 (January 2002), 51-92.

11 Краткое изложение доклада ООН см. Larry Elliot, «The Lost Decade,» The Guardian, July 9, 2003. Цитата из Гэлбрейта взята из James Galbraith, «Globalisation and Inequality: the Economist Gets it Wrong http://www.opendemocracy.net/debates/article-7-30-1483.jsp. О неравенстве во Вьетнаме см. «Vietnamese Earn More but Rich-Poor Gap Widens http://www.globalpolicy.org/socecon/inequal/2003/0114vietnam.htm

12 Большой набор статических показателей по продукции, здоровью, продолжительности жизни и другие экономические индикаторы можно найти в International Labor Office, Key Indicators of the Labour Market 2001-2002 (Geneva, Switzerland: International Labour Office, 2002).

13 Методология Притчетта и цитата из него взяты из Lance Pritchett, «Forget Convergence: Divergence Past, Present, and Future http://www.worldbank.org/fandd/english/0696/articles/090696.htm. Обсуждение роста среднедушевого ВВП см. в Galbraith, «Globalisation.»

14 Примеры см. в Alan B. Krueger, «Cloudy Thinking on Tax Cuts,» New York Times, October 16, 2003.

15 Ignacio Ramonet, «The Social Wars», Le Monde Diplomatique, November 2002, на английском языке доступно по адресу http://mondediplo.com/2002/11/.

Перевел Юрий Жиловец (177)

 

 

 

ИМПЕРИЯ ПАРАЗИТОВ

2006

Два против одного

В США высокий уровень жизни. Это означает, что граждане Соединённых Штатов потребляют пищевых продуктов, промышленных товаров и сырьевых ресурсов больше, чем жители остальных стран мира. Такому благополучию можно было бы только позавидовать, если бы американцы обеспечивали свой высокий уровень жизни своим собственным трудом и уровнем развития государственной экономики.

На деле США, производя около 20% мирового ВВП, потребляют 40%. Иначе говоря, на каждый заработанный американцами доллар приходится один присвоенный. Не принято завидовать человеку, который не только честно трудится, но и подворовывает. Во всех странах такого человека осуждают по закону. Точно также образ жизни государства-паразита считается порочным. Поэтому оборотная сторона достатка американского демократического общества скрывается.

Для того чтобы беспрепятственно изымать плоды чужого труда в свою пользу. демократия вынуждена была разработать специальную идеологию глобализма. Она оказывает воздействие на разные стороны жизни народов мира с целью организации добровольной отдачи ими своих денежных средств и сырьевых ресурсов. Глобализм не только претендует на мировую власть. Ветви глобализма включают в себя финансы, торговлю, права человека, культуру и религию.

Недаром ещё Вольтер называл демократию «режимом мошенников». Как все мошенники, она первым делом занялась деньгами и породила глобализацию финансов. Создать единую денежную единицу на весь мир честным образом невозможно потому, что распространение доллара в требуемом для такой цели количестве осуществимо только посредством денежной эмиссии. В то же время произвольное печатание денежных знаков приводит сначала к инфляции, а затем к экономическому кризису и дефолту. Главные усилия авторов эмиссии направлены на её маскировку и оттягивание момента расплаты, по возможности, за пределы продолжительности их жизни.

На стороне мошенников существуют благоприятные для них обстоятельства.

Во-первых, им на руку служит размер Земного шара.

Во-вторых, жертвы сами хотят обмануться. Никому из заполучивших доллары не верится, что это ненастоящие деньги.

В-третьих, слишком много посредников, сидящих на ключевых государственных должностях, жульнически помогают скрывать инфляцию. Их стараниями возникло два курса доллара: один - паритетный, другой - валютный. Первый отражает действительное соотношение покупательских способностей доллара и рубля. Второй, валютный, курс является плодом мошеннических операций Центробанка России. Валютный курс в три раза выше паритетного. Секреты валютных торгов можно не раскрывать. И без того ясно, что при честном обмене валютный курс должен быть паритетным. Если бы долларов почему-либо не хватало, то в этом случае валютные спекулянты могли бы продавать их желающим втридорога. Но пока печатный станок в США работает даже слишком исправно, чтобы можно было создавать из них нумизматическую редкость.

О характере деятельности Валютного Резервного банка США точно написал ещё в 1966 г. будущий президент эмиссионного банка Аллан Гринспен: «Сотворённые из ничего деньги предназначены для обворовывания людей». Впоследствии Аллан Гринспен сам встал во главе обворовывающих. Такие, респектабельные с виду, господа не сидят в тюрьме только потому, что сами сажают туда людей.

Теперь первоначальное упоение от возможностей печатного станка прошло даже у эмиссионеров. Им впору думать, как самим благополучно унести ноги.

Глобализация производства и торговли в единый мировой рынок является просто фикцией. Ошибочно думать, будто в основе рынка лежала идея обеспечения народов Земли современными и доступными товарами. Если какая-либо страна, скажем, Китай, перестроит свою экономику для реализации подобной идеи - его поправят. В этих целях могут применить и энергетическую блокаду страны, и военную угрозу.

Широко известна история президента Ирака Саддама Хусейна. Он воспрепятствовал продаже иракской нефти за доллары. США захватили страну и посадили президента в тюрьму как «тирана».

Может показаться, что в иракских событиях отсутствует логическая связь между причиной и следствием. На самом деле здесь логика заменена жизненно важной для Америки необходимостью обеспечивать регулярное поступление каждого второго, «халявного» доллара в свою экономику.

Ради этого в идею рынка включили целых три взаимно исключающих интереса. Как они совместно тащат воз, хорошо известно по басне Крылова «Лебедь, рак и щука».

Что делают в этой троице Соединённые Штаты, нам уже известно.

Страна-производитель современных предметов, присущих цивилизации, стремится прокормить своё население за счёт тех стран, куда её продукция сбывается.

Страна-потребитель чужих, импортных, товаров нуждается в защите своего населения от вымирания, поскольку ей приходится кормить и население США, и население страны- производителя. При таких затратах средств на прокорм своих людей оказывается недостаточно.

В подобном положении оказалась Россия. Она ещё только готовится вступить в ВТО, а её производство уже низведено до 3-10% от прежнего уровня. Легко сообразить, что если население не трудится, как раньше, то оно и не получает прежнюю зарплату. Населению России не то, чтобы содержать за свой счёт американцев с китайцами, но даже на своё пропитание средств не хватает. Противопоставить иностранным товарам, обозначающим принадлежность к современной цивилизации, свои, отечественные, товары не представляется возможным по причине дороговизны российского производства.

На стоимость отечественных товаров влияет суровый климат и дальность перевозок по стране. В условиях единого мирового торгового пространства местное производство даст 150% убытка. Для сравнения, такое же производство в Западной Европе даст 10-12% убытка, а в Японии-20% прибыли. По причине разных производственных затрат северным странам невозможно находиться в одном рыночном пространстве со странами Юго-Восточной Азии.

Глобализация «Прав человека» обеспечивает права переселенцев из разных стран в местах обитания коренных жителей. Поэтому их справедливее было бы назвать «Правами иноплеменников». Значительная миграция народов, получившая правительственную поддержку, вызывает в стране национальную напряжённость. При отсутствии ассимиляции национальные чувства титульных наций оскорбляются появлением на их земле новоявленных хозяев. При ассимиляции местных жителей с приезжими происходит размывание черт народных характеров, т.е. ликвидация наций. Второе оказывается хуже первого.

Глобализация культуры была задумана в известном проекте 1966 г. руководителя ЦРУ Аллена Даллеса. В нём предлагался способ оболванивания русских людей. Американцы немного перестарались и заодно оболванили всю Европу. Способ оказался универсальным для всех народов с высокоразвитой европейской культурой. Проект А. Даллеса приобрёл характер глобальности.

Расчёт был сделан не просто на примитивный поток дезинформации для обмана. Нужно было лишить людей способности думать. Желательный для А. Даллеса эффект предполагалось достигнуть путём замены культуры разных народов культурой одного народа. Очевидно, проектом было учтено, что культура является выражением психических качеств создавшего её народа. Она является реализацией способностей людей видеть и слышать через создаваемые сознанием образы действительности. Сопоставление между собой сложившихся образов позволяет человеку самостоятельно мыслить.

Присущее людям аналитическое мышление в отличие от образного основывается не на собственных впечатлениях, а на исходных данных, как в компьютере. Поэтому им можно управлять через СМИ. Аналитическое мышление - непаханое поле для посева дезинформации.

Без сопоставления образов действительности не может быть независимого мышления. Однако точность отображаемых в душе образов не просто природный дар. Это результат культурного развития человека. Достаточно лишить людей возможности совершенствовать образную сферу своего мышления, и они станут, как дети.

Кроме того, надо понимать, что врождённые способности людей неодинаковы и определяют предел их духовного развития.

По той же причине культуры разных этносов отличаются одна от другой степенью совершенства, адекватностью созданного виденному, тонкостью понимания действительности или примитивностью понимания.

Что же происходит от подмены высокоразвитой культуры европейского этноса более грубой? Сложная, тонкая и нежная культура уступает своё место в сознании людей более упрощённой и исчезает. Огрубить сознание легче, чем научить его различать нюансы. Поэтому более приблизительные образы иного этноса без труда усваиваются европейцами. Но сами европейцы при этом не развиваются до свойственного их природе уровня.

Из-за того, что привнесённые извне образы чужды их природе, люди не могут ими оперировать как своими, не могут сопоставлять их и, в конечном счёте, соображать. Мыслить чужими образами также невозможно, как думать чужой головой. В результате население не только грубеет, но и глупеет.

Именно эту цель и преследовали глобалисты. Им хочется жить не по средствам, за счёт других, а для этого другие не должны ничего понимать в их делах.

Глобализация религии происходит по противоположному сценарию. Вместо насаждения одной веры народам внушается мнение о равенстве всех религий. Новые религиозные направления появляются в местах исповедания традиционной религии. Соблюдается один принцип: объединение взаимоисключающего. Направления духовного поиска не связаны с пониманием «Истины», распространением «Учения о Спасении», выявлении высшей цели земного существования и другими религиозными задачами. Напротив, глобалисты стремятся спутать веру предков со всеми заблуждениями человечества.

В среде патриотов инсценируется возрождение язычества. Неверующих неудачников утешают возможностью повторения жизни по-буддийски. Богатых прельщают протестантизмом.

Одним словом, «Каждому своё», как в Бухенвальде.

Легко заметить, что появление новых религий никак не связано с переселением народов.

Не тибетцы и индусы перенесли буддизм в Европу. Религия сама собой без исповедывающих её народов также не могла переместиться к христианам. Следовательно, задача распространения буддизма на новых землях выполнялась специальными политическими агентами.

По той же схеме в России возродилось язычество. В христианских странах язычников не было уже сотни лет. Но их вера внезапно вновь распространилась, словно древние римляне или скифы по всем правилам реинкарнации переселились в наших современников. На самом деле язычество распространяют политические общества наподобие издательства «Витязь» (редактор В.И.Корчагин). В редакции издательства работают исключительно «язычники». Одно существование такого компактного ядра верующих в древних богов по долгу службы среди людского моря нормальных, нереинкарнированных с того света москвичей ясно указывает не на религиозную, а на политическую организацию ревнителей язычества.

Возникшая мешанина всевозможных религиозных «Истин» вернейшим образом способствует торжеству атеизма. Именно в отсутствии всякой веры заключается конечная цель глобализации религий.

Противостояние

США обирают другие страны. Точно так же, как Америке хочется присваивать чужое достояние - народы мира не хотят отдавать своё. На такой почве стихийно возникло движение антиглобализма. Оно объединяется идеей противостояния. Однако единого административного центра противостояния у него, по-видимому, ещё нет. Только в отдельных странах, например, в Аргентине движение официально поддерживается правительством. Разрозненных сил антиглобалистов ещё недостаточно, чтобы, скажем, начать промышленную переработку бумажных долларов обратно в бумажную массу. Возможно, такое занятие станет обыденным в недалёком будущем. Во всяком случае, с этим делом следует поторопиться, пока глобалисты не заменили все бумажные доллары виртуальными. Такая тенденция уже имеется. Примером тому может служить «Стабилизационный валютный фонд России» в Америке. В самом деле никто не может поручиться в том, что хотя бы один доллар в американском банке был переложен с одной полки на другую полку того же банка, чтобы чисто формально считаться российским.

В действительности «Стабилизационный фонд» просто немного гасит инфляцию в США за счёт России.

Если тенденция к виртуальности валюты приобретёт глобальный характер, то новые доллары уже невозможно будет переработать ни во что полезное.

Антиглобалистов объединяет не только нежелание подкармливать Дядю Сэма. Им приходится бороться за своё существование. Зарубежные импортные товары делают ненужным отечественное производство. Местное население лишается рабочих мест. Им становится не на что жить.

Спекуляции с фьючерсами на энергоносители необоснованно поднимают цены на все товары и понижают уровень жизни во всех странах. Биржевые торги, ведущиеся по законам мирового рынка, предоставляют поле для злодейских махинаций международных мошенников.

Люди объединяются для борьбы с такими законами, которые создают мошенничеству легальность. По мнению антиглобалистов, воры должны сидеть.

Порочный круг

Ропот антиглобалистов едва слышен за стеной молчания подавляющей массы народов, онемевших перед лицом Америки. Можно подумать, люди изображают собой послушный року косяк трески у пасти голодной акулы. Словно не видно, что проповедь морали для Америки неуместна.

Глобалисты сами уже не могут остановить свою агрессию. Штаты утратили способность жить честно, жить по средствам, понизив при этом уровень жизни американцев.

Дело в том, что правительство США и всё американское общество живут в долг. Погасить его США не в состоянии никаким образом. Долг ежегодно только растёт на 4% от ВВП, т.е. на 400 миллиардов долларов. Суммарный американский долг теперь составляет около 38 триллионов долларов. При реальном ВВП США, равным 9 триллионам долларов, долг превышает его в 4 раза. Он стал равен 80% от ВВП мира.

Выплата долгов потребителями также неудержимо растёт. За последние несколько лет они выросли от общих расходов с 1% до 7%. Только в частном секторе (не считая государственного долга) на каждого американца в среднем приходится 176 тыс. долларов долга.

Эти долги являются теперь непреодолимым препятствием для добровольного отказа Америки от практики присвоения каждого второго доллара и возврату к честной жизни. При понижении уровня жизни американцев их доходы сократятся, а размер выплат по долгам сохранится на прежнем уровне и поглотит оставшийся домашний бюджет должников, т. е. всех граждан. Им просто не на что будет жить.

Но самое главное в том, что отдавать внешние долги Америке нечем, если только США не смогут задушить все иностранные конкурирующие производства. Для того чтобы было чем отдавать внешние долги, необходимо сначала продать свою продукцию на внешнем рынке. Но из-за высокой стоимости рабочей силы в Штатах американская продукция неконкурентоспособна по сравнению, например, с китайской. Для сравнения шансов в конкурентной борьбе можно только посоветовать американцам самим стать китайцами, хотя бы в плане претензий. Но это из области неосуществимых фантазий.

Китайцы представляют собой спаянную нацию, а американцы - общество людей, «объединённых страстью к потреблению, наживе и страхом ответственности за общие преступления перед миром» (Герхох Райзеггер). Поэтому если американцев оставить без высокого уровня потребления, то один страх ответственности их вместе не удержит. Они просто разъедутся, оставив Штаты краснокожим аборигенам.

Политикой США руководит природа американцев. Как акула в море не может перейти на растительную пищу, так и США больше не могут оставить хищничество. От честной жизни они обанкротятся.

Ложный след

Противостояние глобалистов и антиглобалистов имеет в основе объективные причины, которые не могут быть преодолены никакими мерами. Оно устранится только с крушением экономики США. Даже крушение всего остального мира Америку не спасает потому, что в этом случае ей не у кого будет брать и присваивать каждый второй доллар. Существующий вокруг Америки мир ежедневно вкладывает в неё 1-1,5 миллиарда долларов инвестиций. Такое дармовое счастье хочется сохранять вечно.

Поэтому для нейтрализации сложившегося противостояния США стремятся переориентировать антиглобалистов на другого врага. Эрзац-противник был создан из народов, которые с помощью «Прав человека» были переселены из южных стран на территории Европы и России.

По мере надобности механизм межнациональных трений искусственно запускается. В этом Америке помогают свои люди на местах. Как правило, ими являются не какие-то таинственные тёмные личности, а всем известные политические деятели, депутаты думы, телеведущие и т. п., а также целые псевдопатриотические организации. Узнать их можно только по результатам деятельности.

Лучше всего служба поддержки интересов США поставлена в странах, стремящихся вступить в ЕЭС и НАТО, т. к. такая политика означает для агентов поддержку в правительственных кругах. Обе названные организации подобны двум рукам Америки: одна - протянута для принятия подаяния, другая - с револьвером. Когда говорят об интересах США, мы понимаем, что речь идёт о том, чтобы брать без отдачи.

Америка берёт по 400 миллиардов долларов каждый год, т. е. 4% от ВВП. Именно на эту сумму США увеличивает количество обращаемых в мире долларов. При таких обстоятельствах становится ясно, что слово «долг» утратило первоначальное значение и является лишь кодовым названием грабежа.

Декларируемое Америкой прикрытие роста инфляции ростом экономики США является просто открытой насмешкой над здравым смыслом. Америка определяет свой ВВП в 12 триллионов долларов. Объективные экономисты определяют его в 9 триллионов долларов. В получившихся 25% разницы со знаком минус невозможно найти 4% роста со знаком плюс.

Государства, поддерживающие НАТО и ЕЭС, вынуждены исповедовать эту американскую политэкономическую галиматью и, кроме того, содержать армию агентов глобализма.

Однако тайное подчас становится явным непосредственно во время всенародного втирания очков всему народу. Такое происшествие случилось во время телепрограммы на НТВ В. Соловьёва «К барьеру» 10 ноября 2005 г., посвященной межнациональным трениям во Франции и в России. Роли дуэлянтов исполняли Гейдар Джемаль и Владимир Жириновский. На прозвучавшее обвинение против русского народа в убийстве «скинхедами» в г. Воронеже перуанского студента Г. Джемаль возразил, что это вопрос «Рублёвки», а вовсе не русских фашистов.

Ту же мысль ранее высказал лидер КПРФ Г. Зюганов по поводу избиения скинхедами торговцев на царицинском рынке г. Москвы. Тогда в телеинтервью Г. Зюганов сообщил, что «скинхеды - это ведомство Волошина». Иначе говоря, так называемыми «фашистами» управляет администрация президента России.

Таким образом, два весьма информированных в вопросах политики человека утверждают, что целью выступлений экстремистов было вовсе не изгнание приезжих людей из России, а только попытка правительства убедить общественность в существовании «русских фашистов» и показать миру антагонизм национальных противоречий в России.

Получается, что и В. Жириновский, и патриотическая организация скинхедов оказались на путях политики лишь стрелочниками, переключающими внимание людей на ложный след от действительных причин их бедствий.

Приём, выбранный глобалистами для переключения внимания общественности, универсален для всей Европы. Однако стадии процесса перемешивания этносов в Восточной Европе отстают. Пока Россию ещё только заселяют южными народами, во Франции выросло уже второе поколение переселенцев из Африки. Национальный коктейль, получившийся из французского общества, вполне созрел для проявления недовольства друг другом. Ему не требуется имитировать межнациональную неприязнь с помощью тамошних «скинхедов» или формировать ложное представление о стране путём убийства иностранных студентов. Механизм противостояния народов и без того легко управляется.

Недаром, когда на телепрограмме «К барьеру» зашла речь о беспорядках во Франции, Г. Джемаль отпарировал: «Это вопрос Соединённых Штатов». После такого ответа всё стало на свои места.

Пока В. Соловьёв и В. Жириновский «впаривали репу» об опасности, исходящей от «русских фашистов» и переселенцев, им напомнили о глобальных интересах Америки по части изъятия чужих денежных средств и сырьевых ресурсов путём внедрения чудовищных политтехнологий.

Финита ля комедия

К счастью для всех народов мира любая политика преходяща. В нашем случае предел глобализации кладёт не организованное сопротивление обираемых американцами стран, а неумолимые законы экономики.

Известно, что США производит эмиссию долларов не на своей территории, а во всём мире. Но распространение обесценивающейся валюты стало встречать трудности. Обозначился предел тем выгодам, которые может предоставить печатный станок.

Для оживления долларового обращения в финансовых сделках их заменили дериватами. По сравнению с дериватами другие ценные бумаги выглядят настолько мизерными, что практически не могут более называться «ценными». Общая стоимость дериватов в мире перевалила за 100 триллионов долларов, что превышает ВВП мира, годовую продукцию экономики США в 10 раз, количество денег в обороте в 13 раз и общую стоимость всех крупных предприятий США в 9, 6 раза. Понятно, что в основе дериватов реально не может быть ровно ничего потому, что в природе не существует ценностей, равных стоимости таких бумаг.

Дериваты нарастили свою виртуальную ценность, имея в основе другие, также виртуальные, ценности: акции, процентные ставки вексельных и валютных курсов. Дериваты представляют собой типичную перевёрнутую «пирамиду», но, в отличие от обычных мошеннических построений типа «пирамиды» Мавроди, дериваты вовсе не опираются ни на какую реальную ценность. Однако умозрительная ценность самих дериватов растёт с головокружительной быстротой: за 9 лет в 4,3 раза только в Америке. Неудивительно, что при таком темпе они стремительно приближаются к пределу, который не сможет осилить даже самый богатый покупатель. Если же их не будут покупать, они никому не будут нужны. Для обращения ценных бумаг это означает тупик.

В распоряжении глобалистов осталось ещё поле для спекуляций в области энергетического сырья. Формально не вся нефть и газ Земли принадлежат Америке. Зато она управляет биржей энергетического сырья.

Для того чтобы иметь возможность торговать чужими нефтью и газом, было учреждено промежуточное звено между их покупателями и владельцами. Эту роль исполняют особые биржевые бумаги - фьючерсы. Благодаря им третьи лица оказались вправе назначать свои цены на энергоносители, не считаясь с волей их владельцев и интересами потребителей. Получилось, что Россия поставляет на рынок газ, Европа покупает его, а цена диктуется Америкой.

Отпускные цены на энергетическое сырьё стали послушно опускаться или подниматься в зависимости от требований политики. В последние годы нефть подорожала до 50 - 60 долларов за баррель при её себестоимости в Кувейте равной 5 долларам.

Сложилась парадоксальная и совершенно немыслимая для рынка ситуация, при которой цена на продукт поднимается не продавцом, а покупателем.

Никакого секрета в таком диковинном торге не существует. Как нефть из России, так и доллары за неё текут в одном направлении, в Соединённые Штаты. Поэтому чем выше цена нефти, тем больше валюты возвращается обратно покупателю. Для успокоения умов вернувшиеся в Америку деньги называют «Стабилизационным валютным фондом России». Не более 20% от начисленных российской стороне денег возвращаются на родину для поддержания производства нефти.

В Америке нефть сжигают, а валюту, может быть, не сжигают, а изымают из обращения для погашения инфляции доллара каким-то другим способом. Поэтому, чем больше нефти и денег утекает из России, тем больше гасится инфляция в Соединённых Штатах.

Во всяком случае, возвращать владельцу «Стабилизационный валютный фонд» до наступления ожидающегося неизбежного дефолта доллара американские финансисты не собираются, а после дефолта возвращать будет нечего.

В борьбе с экономическим ростом Китая глобалисты возлагают надежду на дальнейший рост стоимости нефтяных фьючерсов. Предполагается, что после установления стоимости барреля нефти в 250 долларов Китай сократит своё производство.

Однако такие меры обозначат также конец золотого века «золотого миллиарда» в Европе. Поэтому дальнейшее удорожание фьючерсов вместо спасения принесёт лишь конец долларовой эмиссии.

Законы экономики справляются с инфляцией вернее усилий всех пострадавших от эмиссии стран.

За последний год - с сентября 2004 г. по сентябрь 2005 г. - инфляция промышленных цен составила 9,6%. Но это не стабильная величина, а только точка на кривой роста инфляции. Через год её значение окажется равным 30%. Такое значение инфляции более подходит для бедствующей экономики, чем для процветающей.

В настоящее время доходность вложенного в США капитала не превышает 5-6%, т. е. «доходность» на самом деле убыточна в два раза.

Подобная ситуация была в США в 70-е годы. В то время трудности были преодолены применением «рейганомики». В новых условиях справиться со стагнацией производства прежним методом не удастся из-за возросшего государственного долга. С повышением учётной ставки также вырастут проценты на долги США. Ожидающиеся ежегодные процентные выплаты в 3,6 триллиона долларов слишком велики для такой экономики.

Дефолт и отказ от мировой долларовой системы становятся неизбежными.

Глобализация, как система изъятия из окружающего мира каждого второго доллара исчезнет вместе с дефолтом первого.

Китайская угроза

В предчувствии торжества реализма над виртуальностью американцы уже сейчас озабочены обменом своих воображаемых ценностей на подлинные богатства других стран мира. По всей Земле глобалисты скупают за свои химерические деньги настоящие земли, месторождения энергоресурсов и полезных ископаемых, заводы и предприятия вместе с работающими на них людьми. Происходит организованный «исход» Америки со своего континента, но на этот раз «исход» происходит без переселения граждан. Предполагается, что они побегут стихийно.

Подобный захват мира одними виртуальными боевыми единицами без применения живой силы был бы невозможен без помощников. Для этого многочисленные добровольные и платные агенты глобализма уже поставлены на ответственные государственные посты во многих странах мира. Под прикрытием законности своего статуса они работают на иностранную державу совершенно открыто, не опасаясь ответственности.

Может показаться, что в самом деле нет такой власти, которой могли бы побаиваться, например, депутаты Госдумы, когда они санкционировали передачу половины газовых месторождений России зарубежным хозяевам. 25 ноября 2005 г. Государственная Дума РФ вынесла решение о лишении русского народа права располагать недрами Родины. Формально, для отвода глаз, российский газ уступили за деньги. Точно так же на Украине за доллары «продали» завод «Криворожсталь». Однако в условиях ползучего биржевого краха в Америке, буквально накануне ожидающегося дефолта доллара принятое депутатами Думы решение выглядит неприкрытым предательством интересов Родины.

Завтра доллара не будет, деньги за газ превратятся в макулатуру, а права на владение газовыми ресурсами России останутся за иностранцами.

Как мы проследили безвозмездный способ передачи российских недр за рубеж, точно так же легко прослеживается дальнейшая участь думских депутатов, политтехнологов, «стрелочников» и других агентов глобализма.

Ясно предвидится, что после дефолта доллара вместе с ним исчезнут идеологические путы, созданные для изъятия денежных средств и сырьевых ресурсов в пользу США, т. е. исчезнет глобализм. В отсутствие идеологического, финансового и военного давления естественно обретут силу нормальные национальные суверенитеты. Тогда мир, выживший после эпохи глобализма, начнёт избавляться от его агентов. Мы полагаем, депутатам Думы известно, как в России в прошлом обходились с врагами народа. Теперь к старым методам добавились новые, но уже испытанные технологии. В Китае, например, по некоторым источникам, под предлогом борьбы с рождаемостью стерилизовали и кастрировали 50 миллионов бесперспективных граждан. Тем самым в Китае оздоровили нацию и дали понять, что предавать свой народ становится опасным занятием.

Глобализм замечателен тем, что он охватил своим влиянием весь мир. Когда его идеология исчезнет, то за глобалистами станет охотиться весь мир. Поэтому бежать из России им будет некуда.

Страх ответственности за грабёж мира сплавляет американцев воедино. Но тот же страх рассыплет единство наших отечественных радетелей чужого благополучия, как только они лишатся своих хозяев.

Силы антиглобализма сверх всякого ожидания одерживают победу, которая приходит к ним без большой войны и своевременно. Обычно Всевышним победа даётся в награду борющимся, но в этом случае народы получают её как подарок небес. Противник умирает своей смертью.

Может быть, на этот раз освободившиеся народы обойдутся без подобия второго Нюрнбергского процесса. По вдохновляющему примеру Китая, возможно, мир ограничится лишь скромным изобретением гильотины для кастрации недальновидных политиков.

И. ХОМУТОВ

http://www.duel.ru/200605/?05_1_1

 


 

Библиография

 

ТЁМНАЯ СТОРОНА АМЕРИКИ

 

Положение этой страницы на сайте: начало > страна 

 

страна люди 11 сентября 2001 интервенции развал СССР США и Россия фотогалереи
  "культура" Запада библиотека ссылки карта сайта гостевая книга

 

Начало сайта